МАСТЕР КЛАСС ПО ЭГЛОМИЗЕ

МАСТЕР-КЛАСС в категории Декупаж

В этом МК вы сможете научиться комплексным приемам состаривание и создания старых зеркал. Поняв суть, самостоятельно сможете создавать более легкие или сложные предметы. К этому МК я приготовила достаточное колличество фотографий, на которых изображены мебель и предметы, исполненные в технике Эгломизе. Они вам помогут в вашей практике.

Кроме того в этом МК представлен способ имитации белого мрамора — достолепного камня, который невероятен всегда и во все времена, придает массивность любому предмету.

После просмотра и практики вы сможете:

1. Несколько способов показать, что данное зеркало состарилось;

2. Создать интересные коричневатые пятна на стекле, что является верным признаком старости зеркала;

3. Чем и как можно создать пятна, похожие на влагу, которая пробилась сквозь года;

4. Создать эффекты потресканного серебра по стеклу, которые получаются от старости ;

5. Подоборать картинки и орнаменты под техтику Эгломизе;

6. Как зафиксирывать стекло на подносе на вечные времена.

По имитации белого мрамора:

1. Создание автентичного фона под белый мрамор — это залог вашего успеха;

2. Рисование прожилок и как движутся руки для получения красивых прожилок — важный момент в светлых тонах мрамора;

3. Сколько этапов надо пройти, чтобы закончить рисовать мрамор и некоторые другие советы и тонкости.

После нажатия кнопки «Купить», в случае если Вы авторизованы на сайте, Вы проверяете Ваши контактные данные и нажимаете кнопку «Все указанно правильно».

В случае если Вы не авторизованы, Вам будет предложено авторизоваться либо зарегистрироваться.

После авторизации/регистрации Вы проверяете Ваши данные и нажимаете кнопку «Все указанно правильно».

Вы будете переадресованы на страницу платежной системы, где Вы можете выбрать удобный для Вас способ оплаты.

Обратите внимание, у всех платежных систем, достаточно высокие требования к защите Ваших личных данных и если Вы не можете попасть на страницу платежной системы необходимо войти с более нового интернет браузера, рекомендуем воспользоваться, например, браузером google chrome https://www.google.ru/chrome/browser/desktop/

В случае если ни один из предоставленных способов оплаты Вам не подходит, Вы можете нажать на ссылку расположенную внизу страницы «Отказаться от оплаты и вернуться в магазин». После этого Вы попадете на страницу где будут указаны реквизиты для перечисления через любое отделение банка на карту Сбербанка. Если и данный вариант оплаты Вам не подходит, напишите нам на почту info@voblakax.ru и мы сможем найти удобные для Вас варианты оплаты.

После оплаты купленного Вами мастер-класса, вместо кнопки «Купить» у Вас появится кнопка «Скачать», нажмите на нее и скачайте мастер-класс. Приятного Вам просмотра!

Обратите внимание, регистрация необходима для создания вашего индивидуального Личного кабинета, в котором будут сохранены ссылки на купленные Вами мастер-классы, для того, чтоб Вы в любой, удобный для Вас момент могли воспользоваться ими.

Также для того, чтобы наши менеджеры могли связаться с Вами в случае, если у Вас возникнут затруднения с покупкой.

Техника эгломизе по-русски: Новгородские наперсные иконы XV века с изображениями «под хрусталями»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Способ нанесения золота на стекло путем холодной обработки и дальнейшей гравировки по нему получил в Европе название «гломизе», а впоследствии «эгломизе» по имени французского художника-любителя и реставратора Эмиля Гломи (ум. в 1786 г.), которому приписывалось создание этой техники. Этот термин получил признание у специалистов и стал широко применяться в научной литературе, хотя по отношению к произведениям, выполненным до XVIII в., он, несомненно, может использоваться лишь условно. Ни в описях монастырей XVI–XVIII вв., ни в дореволюционной литературе нами не было встречено русского наименования этой техники. По всей видимости, в Древней Руси она имела свое название, которое, к сожалению, не сохранилось. Впервые применительно к древнерусским памятникам эта техника была упомянута П.А. Флоренским в «Описи панагий Троице-Сергиевой лавры» (Флоренский, 1923). П.А. Флоренский называл ее «проскребным делом», что не дает понятия о сущности самой техники. Подробно о ней см.: Волкова, 1987; Гнутова, 1988.

Новгород был главным русским центром производства миниатюрных икон в этой технике, хотя первоначально она появляется в Москве и проникает в Новгород немного позднее, широко распространившись там в первой половине XVI в. При Иване III (1462–1505) произошло активное соприкосновение Руси с западным миром. В последней четверти XV в. из Италии в Москву были приглашены различные мастера.

Амброджо Контарини, итальянский путешественник, отмечал в своем сочинении, что в Москве жил мастер Трифон, ювелир из Каттаро, который изготовлял много сосудов и других изделий для великого князя. Трифон, судя по имени, был грек, но происходил из крепости Каттаро, венецианской колонии. Именно Венеция, которая во второй половине XV — начале XVI в. переживала блестящий расцвет стеклоделия, была ведущим центром по производству вещей в технике эгломизе. Очевидно, что именно итальянские мастера и, возможно, венецианцы, занесли на Русь секрет изготовления подобных предметов.

Упоминание о технике эгломизе мы находим в 1390-е гг. в гл. XXII трактата Ченнино Ченнини. Ченнини так пишет об этой технике: «стекло . вымыть со щелоком и углем, и вымыть еще водой, затем свежий белок взбить и оставить на ночь. Беличьей кистью мягкой макай в белок и смочи им стекло. С оборота равномерно наложи на него золото и протри его легко сквозь бумагу, чтобы клей не выступил через золото. Оставь сохнуть без солнца на несколько дней. Сядь возле окна, положи стекло на черную ткань и острой иглой наноси рисунок». Ко второй половине XIV в. эта техника уже была хорошо известна в Италии. Основным центром производства таких предметов становится Венеция. В XV–XVI столетиях в Венеции, Эмилии, Тоскане и Ломбардии техника эгломизе использовалась для украшения католических панагий с изображением Христа и Девы Марии; применялась она также в диптихах и стеклянных пластинах с религиозными сюжетами.

Со временем им овладели московские, а затем и новгородские ювелиры. В Древней Руси технику эгломизе употребляли только для украшения драгоценных нагрудных икон. Вставки с эгломизе исполнялись в основном из хрусталя или бесцветного стекла, которое было изобретено в Венеции во второй половине XV в. В Древней Руси вплоть до второй половины XVII столетия не было собственного производства стеклянных изделий, а также не существовало месторождений хрусталя, поэтому хрусталь и стекло ввозились из Западной Европы. Среди новгородского археологического материала встречаются крупные линзы горного хрусталя (НГМ, № 17211–493 и др.), датируемые концом XIV в. Были обнаружены также вставки горного хрусталя, подцвеченные розоватой массой, химический анализ которой показал, что это, скорее всего, шеллак с добавкой красителя.

Полудрагоценный камень хрусталь в большом количестве ввозился из Западной Европы и являлся в XV–XVII вв. одним из наиболее любимых и высоко ценимых материалов. Оживленные новгородско-европейские связи этого времени способствовали поступлению вставок горного хрусталя, широко и разнообразно представленных именно в новгородском художественном ремесле. В это же время входят в моду хрустальные зеркала, кубки, стопы и другие предметы, привозившиеся в основном из Италии.

Предметы с изображениями в новой необычной технике эгломизе начали выполняться русскими мастерами не ранее второй половины XV столетия. В древнерусских документах (приходно-расходные и кормовые книги, описи, духовные грамоты и т.п.) костяные, каменные, деревянные иконки, а также образки под стеклом и хрусталями называются панагиями или иконами с оглавиями . Кроме духовенства, наперсные образки носили на монисте или гайтане (шелковом шнуре или цепочке в 4-5 рядов) женщины великокняжеского или иного высокого рода. В описях такие образки иногда называются «воротными», так как они носились поверх одежды, у ворота. На иконках часто встречаются изображения святых жен Варвары, Екатерины и др., вероятно, соименных их владелицам. Большинство таких образков, часто с патрональными изображениями, имели хождение среди мирян. В имуществе князей иконы и кресты фигурируют как предметы благословения, которые передаются по наследству или в качестве приданого.

Такие иконы жертвовались в монастыри, где, как правило, служили привесами, или «прикладами», к чудотворным иконам.

Группа новгородских наперсных икон состоит из нескольких десятков предметов, в которых, в свою очередь, выделяются шестнадцать сюжетов. Наиболее распространены изображения: архангела Михаила, Богоматери Воплощение, Николая Чудотворца и Спасителя. Остальные хрустальные вставки имеют изображения великомучениц Екатерины, Параскевы Пятницы, Варвары, великомучеников Георгия и Димитрия, преподобного Онуфрия Великого, архидиакона Стефана, креста на Голгофе, Распятия с предстоящими, неизвестных святых и святителей.

Все панагии со вставками приблизительно одинакового размера. Особое место среди новгородских произведений занимает большая святительская панагия с изображением Богоматери на троне с припадающими Ионой и Никитой Новгородскими.

Если проанализировать формы оправ икон, то они распадаются на три большие группы: восьмигранные с вогнутыми или ровными гранями, круглые и фигурные, в число которых входят овальные оправы с килевидными выступами. Как исключение нужно отметить упомянутую святительскую панагию, которая имеет двенадцатигранную форму с вогнутыми гранями. Оглавия почти всегда подвижные, обычно четырехугольные, полые, с резным изображением Спаса Нерукотворного или с гнездом на лицевой стороне, в котором укреплен альмандин либо перламутр. Иногда они декорированы вверху пирамидкой из шариков зерни. Встречаются и килевидные оглавия со сканью, расцвеченной эмалью.

Наиболее распространенным вариантом украшения оправ является сканный узор различного характера: сердечками, со спиралевидными или растительными завитками, ажурный и накладной. Серебряный золоченый фон обычно заполнен сканными кружочками или украшен канфарением. Есть также оправы, оформленные сканью с эмалью, чаще всего синего и зеленого цветов. Между сканными узорами в цилиндрических кастах укреплены камни: альмандины вишневого оттенка, голубая бирюза, жемчуг, перламутр. Нередко для украшения в оправы вставлялись цветные стекла. Такое яркое и одновременно изящное ювелирное обрамление придает небольшим образкам декоративность и нарядность.

Перечисленные элементы оформления оправ могут быть одним из датирующих признаков рассматриваемой группы панагий: восьмигранные оправы появляются только во второй половине XV столетия, несложный ритмичный орнамент сердцевидных узоров получает особое распространение к концу XV в. С конца XIV в. появляется эффектный прием оформления цилиндрического каста тонкой, собранной в высокие складки, как бы гофрированной лентой. Этот прием часто использовался и в наперсных иконах. Гладкая глухая закрепка камней широко распространяется позднее, в XVI и XVII вв. При такой закрепке камень, даже неправильной формы, может быть плотно обжат по всему периметру благодаря тому, что крепящая кромка металла во время работы опиливается до минимальной толщины. Большинство интересующих нас образков имеют именно такие касты и могут быть датированы XVI столетием.

Почти все оправы икон золоченые, некоторые из них с оборота прикрыты басменными пластинками. В аналогичные оправы в XV–XVI столетиях вставлялись византийские камеи из драгоценных камней, а также литики . Поэтому с уверенностью можно утверждать, что хрустальными вставками со столь редкой техникой очень дорожили. Они, безусловно, были вещами заказными, а изображения чаще всего — патрональными.

В одной из наиболее ранних сохранившихся новгородских описей — Описи монастыря Николая Чудотворца на Лятке (под Новгородом) 1605 г. встречаются «воротные иконы»: «панагия камень хрусталь, а в ней Николин образ, обложена серебром, сканью, золочена»; «икона камень хрусталь, а в ней образ пречистые Богородицы Знамение, серебром обложен, во главе и по сторонам пять вставок, три жемчужины, а два места порозжие; икона камень хрусталь, а в ней архангел серебром обложен сканным, золочена. » .

С хрустальными панагиями в описях соседствуют костяные, синолойные и пр. Описания панагий под хрусталем или стеклом были встречены нами в Описях новгородских монастырей Николая Чудотворца на Лятке (1605), СпасоХутынского (1642), Антониева (1596), а также в Описях новгородского Софийского собора (первая половина XVIII в., 1751) и новгородского Архиерейского дома (1725). В относящихся к XIX в. исторических описаниях новгородских древностей тоже встречаются подобные вещи. Всего в просмотренных нами источниках описано нескольких десятков панагий под хрусталями и «за стеклом». Уже в самих описях есть четкое разделение хрусталей и стекол, хотя оба данных материала для XV–XVI вв. были очень дорогими. Однако, как уже говорилось, ни в одном документе нам не удалось встретить название изучаемой техники.

Изображение, выполненное в технике эгломизе, при помещении в оправу получалось как бы с «изнанки», перевернутым слева направо, что усложняло работу мастера, который должен был гравировать рисунок с учетом этого специфического момента. Поэтому изображения в технике эгломизе почти все схематизированы, однофигурны, хотя при всей обобщенности образа мастера не оставляли без внимания иконографические детали, характерные для того или иного святого. Последние всегда узнаваемы, даже если надписи нет или она утрачена. Например, мученицы Варвара и Екатерина изображены в венцах, архангел Михаил — с мечом и ножнами, все мученики — с крестами в руках. При всей упрощенности трактовки образов, в технике эгломизе можно различить работу нескольких мастеров. Большую группу вещей составляют иконки с довольно примитивным, схематичным рисунком, с непропорциональными ликами, резко преувеличенными чертами, с маленькими руками, скошенными плечами и т.п. Другой тип изображений более «рафинирован». Рисунок, исполненный тонкими линиями, напоминает резьбу на серебряных тарелях и чашах работы русских мастеров XV–XVI вв. Лики и фигуры изящные как в миниатюре и выполнены в иконописной манере. Два выявленных нами типа изображений указывают на разные мастерские, изготавливавшие вставки в технике эгломизе.

Не вызывает сомнения тот факт, что хрустальные или стеклянные вставки с изображениями делались одним мастером, а оправы для них зачастую выполнялись другим, так как специализация в области золотого и серебряного дела в
XVI в. достигла высокого уровня.

Вставки горного хрусталя и стекла, вероятнее всего, поступали на Русь уже в готовом виде, затем они золотились в местных центрах. Известно, что в Новгороде в XVI в. работали специальные ремесленники — сусальники и золотари. После этого кабошоны с наложенным золотом поступали к другим мастерам, которые резали рисунок. Они могли быть серебряниками, специализировавшимися на гравировке посуды, или знаменщиками. Допустим и другой вариант, при котором могло существовать всего несколько ювелиров, владевших секретом техники эгломизе. Потом хрустали с нанесенными по золоту изображениями передавались мастерам-сканщикам и эмальерам, которые вставляли их в богато орнаментированные оправы.

Техника эгломизе была дорогостоящей и трудоемкой, а предметы, исполненные этим способом, — хрупкими и непрочными. Об этом могут свидетельствовать сохранившиеся вещи, внутри которых выполненные на золоте изображения бывают растресканы, а иногда просто разорваны пополам. Эти и другие обстоятельства могут служить объяснением недолгого существования техники эгломизе на Руси: на протяжении чуть более одного столетия (последняя четверть XV — конец XVI в.). Расцвет ее приходится на XVI в.

Мастеров, обладавших секретом эгломизе, видимо, было немного, а спрос на образки в этой технике был велик. Поэтому потребовалась имитация эгломизе. При сходстве оправ панагий, в основном восьмигранных, украшенных альман динами и перламутром, обнаруживается несколько групп изображений, исполненных на различных материалах и помещенных под хрустали. Для мелких изображениях (1,5 см в диаметре) хрустальные кабошоны могли служить в качестве увеличительных линз. Нам удалось выделить пять групп панагий, в центре которых под кабошоны могли помещаться басменные изображения, серебряные золоченые гравированные изображения, вышитые на ткани, выполненные в иконописной технике по левкасу и нарисованные черной тушью на золоченой бумаге. Последние как менее трудоемкие со временем вытеснили иконки в технике эгломизе. Помимо названных групп образков существует еще одна, которую составляют панагии с имитацией технике эгломизе, бытовавшие параллельно с настоящими: в таких же оправах с аналогичными украшениями на них, но прикрытые не хрусталем или плоским стеклом, а слюдой. Под нее на деревянную основу панагии помещали бумагу, выкрашенную в черный цвет, на которую золотом наносили рисунок.

Среди известных в настоящее время иконок в технике эгломизе значительную группу составляют панагии с изображением архангела Михаила. Они чаще других встречаются в описях монастырей, в основном новгородских. В Описи Спасо-Хутынского монастыря 1642 г. упомянуто множество привесов на иконы, в том числе и панагия «под хрусталем Михаил Архангел, обложена серебром сканым, золочена; с исподней стороны на понагеи половина окладу ободрана, да той же понагеи четыре вставки в серебряных гнездах позолоченных, два камешка маленьких, две жемчужины, да во главе у понагеи жемчужина» . В Описи Антониева монастыря 1696 г. в прикладах к раке с мощами св. Антония упомянута «панагея серебряная, и в ней под хрусталем архангел Михаил, а в ней четыре вставки раковины, а пятая в главе жемчюжина» . В описании прикладов к раке Никиты Новгородского, находившейся в Софийском соборе, есть сообщения о многих хрустальных иконах, в числе которых была «икона угольчата, обложена серебром, сверху скань, в середине камень хрусталь, под ним архангел, по полям 4 вставки жемчужных, а по углам на спнях 6 жемчужин, во главе жемчужина, с испода цка серебряна гладкая» .

Приведенные характеристики оправ икон очень точны. Восьмигранные панагии часто называются в описях «угольчатыми» или «репейчатыми». Из сохранившихся десяти иконок с архангелом Михаилом шесть имеют восьмиугольные, вытянутые по вертикали, сканные без эмали оправы. Скань состоит из крупных спиралевидных завитков, помещенных на фоне из густо расположенных мелких кружков. Подобный орнамент скани наиболее был характерен для северных русских центров, в частности для Новгорода.

Что касается распространения восьмиугольных оправ, то они наиболее часто употреблялись в ювелирных изделиях XVI в. Остальные оправы иконок с архангелом Михаилом более крупные и имеют овальную форму с килевидными выступами, три из них украшены сканью с эмалью синего и зеленого цветов. Почти все иконки (кроме двух) имеют в центре выпуклые овальные хрустали. Такая форма центральных вставок не случайна, поскольку фигуры архангелов, расположенные фронтально, удачно вписываются в очертания овала. Широко расставленные крылья придают образам большую торжественность. Изображения помещены на сетчатом поземе, иногда напоминающем по форме подушку. Все архангелы большеголовые, с глазами, занимающими четверть лика, с пышными прическами в виде небрежно расположенных кудрей, очертаниям которых вторят неровные нимбы, причем прически занимают больший объем, чем нимбы. Архангелы представлены с короткими маленькими ножками и выгнутыми ручками, по силуэту напоминающими колесо. В руках они держат меч и ножны, поставленные диагонально по отношению к фигуре, что сообщает статичным фронтальным изображениям определенную живость. Укороченные пропорции фигур, крупные головы и приподнятые выше плеч крылья придают образам трогательность и некоторую хрупкость.

Было обнаружено чрезвычайное сходство между пятью изображениями архангелов, помещенных в разные по формам и орнаментации оправы и находящихся в настоящее время в Новгородском, Русском и Историческом музеях. Судя по стилю оправ, все они исполнены в Новгороде в разное время: одни, сканные, сделаны раньше (конец XV — начало XVI в.), другие, с эмалью, позднее — во второй половине XVI в.

Анализируя характер рисунков на золоте под хрустальными кабошонами, можно прийти к выводу, что все они выгравированы рукой одного мастера.

Наиболее «узнаваемые» признаки архангелов — их одежды. Они одеты в поколенные пластинчатые доспехи, разделенные мелкими штрихами на несколько «ярусов». Нижний край доспехов неровный, удлинен слева и справа. На груди у архангелов расположены две вертикальные сетчатые полоски, вторящие сетчатому позему. Глаза прикрыты полуопущенными веками. Безусловно, эти изображения очень близки по времени исполнения, поэтому вставки с ними могли перемонтироваться в более поздние оправы с эмалью, отвечающие вкусам той или иной эпохи.

Еще раз хотелось бы обратить внимание на упрощенную, наивную манеру изображений на русских иконках в технике эгломизе, отличающую их от итальянских произведений. Это особенно хорошо заметно на примере выбранной нами группы. Так, архангел Михаил с распростертыми крыльями и укороченными пропорциями фигуры перекликается с его более древним изображением на змеевиках. При такой «примитивной» трактовке мастер уделяет большое внимание деталям, описанным выше. Если на иконках с архангелом есть надпись «МИХАЛА АРХАНЬИЛЪ», то она расположена вертикально по бокам от крыльев, и чтобы ее прочесть, необходимо повернуть икону боком. Надпись включалась в композиционный строй изображения и являлась своего рода декоративным обрамлением фигуры. Не случайно группа панагий с архангелами оказалась наиболее многочисленной. Архангел Михаил являлся победителем сатаны, поэтому в
нем видели борца против бесов, сил зла. К тому же архистратиг Михаил в образе Ангела-хранителя был широко почитаем в XV–XVI вв. Об этом могут свидетельствовать сохранившиеся в большом количестве деревянные, костяные и медные кресты-тельники с изображением Михаила в рост в виде воина с мечом, с помещенной над его головой резной или рельефной надписью «АНГЛЪ ХРАНИТЕЛЬ». В Великих Минеях Четьях так описана роль архангела Михаила: «. Бог поставил как некое всесильное оружие и сохранение Михаила архистратига против силы дьявола оберегать и хранить преткнувшегося (т.е. изгнанного из рая) человека» . Поэтому на архангеле, который охраняет человека от сил зла, воинские латы — «символ непрерывности битвы».

Подтверждением этой интерпретации образа Михаила в виде Ангела-хранителя может служить надпись на деревянном поклонном кресте 1592 г. из Вятки. На оборотной стороне креста помещено резное изображение архангела Михаила с развернутым свитком в левой руке, на котором вырезаны следующие слова: «Архангел Михаил Божий воевода и Божий хранитель человеком».

В рассмотренном нами изводе изображения Михаила встречаются и на иконах, в шитье, в крупных деревянных рельефах XV – XVI вв. Все это говорит об определенной традиции, которой следовали и мастера, работавшие в технике эгломизе.

Группа панагий с Богоматерью Воплощение так же многочисленна, как и группа с архангелами. «Изображение Богоматери Оранты, а также Богоматери с Младенцем в медальоне, или изображение Богоматери, заключенное в круг “неба” (важен мотив круга) издавна, и не только в Новгороде, несло охранительную функцию, имело апотропеический смысл». Следовательно, подобные образки с Богоматерью обладали свойствами оберегов. Нужно отметить, что почти все изображения Богоматери Воплощение прикрыты кабошонами не овальной, а круглой формы, характерной для двустворчатых панагий.

Наиболее ранняя в этой группе — нагрудная иконка восьмигранной формы с образом Богоматери Воплощение под выпуклым овальным стеклом из собрания Эрмитажа. Изображение резано по контурам на тонком листе сусального золота с удалением фона и заполнением его темно-синей мастикой. Слева и справа от фигуры Богоматери начертаны на золоте буквы: MP O–У IC XC. Средняя часть обрамлена жгутом из крученой серебряной проволоки. Лицевая сторона оправы украшена растительным орнаментом из кринов, выполненным в технике эмали по скани, напаянной на серебряную золоченую пластину.

Сканный орнамент заполнен мастикой глухих серо-синего и темно-зеленого цветов. В орнамент вмонтированы четыре цилиндрических каста, в одном из которых сохранился яркий перламутр.

Гнезда на оправе и в оглавии оформлены тонкой, собранной в высокие складки, «гофрированной» проволокой. Оборотная сторона и торцы иконы закрыты гладкими серебряными пластинами, заключенными в толстые спиральные жгуты из серебряной проволоки. На оглавии укреплен темно-вишневый альмандин. По ряду признаков данную панагию можно, безусловно, отнести к памятникам новгородского искусства.

Тип Богоматери близок к новгородским образцам XV–XVI столетий. Младенец изображен без медальона в складках мафория Богоматери. Образ на панагии исполнен в традициях XV в. Плечи Богоматери резко скошены, тонкие кисти рук с поднятыми кверху большими пальцами поставлены почти перпендикулярно. Такие признаки встречаются на новгородских иконах XV–XVI вв., а также на путных двустворчатых панагиях (костяных, деревянных, металлических). Одежда Богоматери — с широкими рукавами и условно обозначенными складками. На мафории, по бокам от фигуры Христа, вертикально расположены две сетчатые полоски. Аналогичные полоски имеются на одеждах архангелов новгородской группы. Схематично дан высокий чепец Богоматери с выбивающимися из-под него завитками волос. Нимб Богоматери совсем узкий по сравнению с чепцом. У Христа и Богоматери неправильные пропорции ликов: выпученные глаза, крупные носы каплевидной формы, едва обозначенные губы и маленькие скошенные подбородки. Младенец большеголовый, с «курчавыми» волосами, обведенными двойным кругом, обозначающим нимб. В левой руке младенца свернутый свиток, правая — благословляющая. Процарапанный рисунок несколько смещен в нижней части влево, из-за чего фигура младенца Христа как бы наклонена вправо при абсолютной фронтальности фигуры Богоматери. Изображения отличаются резкой диспропорцией.

Гнезда на оправе расположены не случайно, они формируют композицию средника. Сканный орнамент в виде кринов был излюбленным приемом украшения новгородских и вообще северных предметов второй половины XVI — XVII в. Наиболее близкой аналогией декоративного оформления панагии является оклад двустворчатого деревянного складня новгородской работы конца XVI в. с резными изображениями Богоматери Одигитрии и Иоанна Богослова с ангелом. Этот складень поступил в Новгородский музей из Софийского собора. Его оклад украшен ажурной, наложенной на позолоченный фон сканью с кринами, заполненными темно-синей и голубой эмалью. Средники и борта обрамлены толстыми кручеными жгутами. Торцы оформлены сканными стилизованными сердцами из плоской проволоки.

Возможно, оклад нагрудной иконы и стеклянная вставка — вещи разновременные. Судя по изображению на золоте, а также по качеству пузырчатого стекла, оно было исполнено в конце XV в., а оправа датируется концом XVI в., хотя средник и обрамление были сделаны в Новгороде.

В пользу новгородского происхождения этой панагии свидетельствует еще один немаловажный признак: темно-синий фон, на котором помещен золотой рисунок. Употребление именно такого пигмента известно только в новгородском материале. Поэтому подобный фон служит одним из точных признаков новгородских произведений, в особенности панагий под хрусталем.

К новгородскому кругу на основе указанных признаков мы причисляем наперсные иконки с изображениями под хрусталями и стеклами мучениц Екатерины, Варвары, Параскевы и других особо почитаемых в Новгороде святых. Некоторые рисунки на золоте наносились с оборота на плоские стекла или хрустали, изготавливать которые было намного тяжелее, чем кабошоны. Если обратить внимание на все панагии, прикрытые плоскими стеклами, то можно заметить, что изображения за ними по краю обведены золотой рамкой, по месту расположения соответствует скошенной фаске по борту стекла.

По всей видимости, это специальный прием, создающий преломление света, благодаря которому появляется впечатление, что золотой ободок нанесен снаружи; тем самым придается большая плоскостность как стеклу, так и рисунку. Следовательно, плоское стекло подсказывало мастеру новый декоративный прием. Таким приемом пользовались в основном новгородские мастера, так как темно-синий фон и одновременно характер изображений указывают на Новгород как на центр изготовления подобных панагий.

Публикуемые новгородские панагии под хрусталями далеко не исчерпывают круг сохранившихся произведений, находящихся в музеях и частных коллекциях. Мы надеемся, что наша работа, по существу являющаяся лишь первым шагом на пути изучения этого вида новгородского искусства, будет способствовать дальнейшему выявлению таких памятников.

Автор: С.В. Гнутова

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Декоративная техника эгломизе

Техника эгломизе – орнаментальный и фигуративный декор стекла золотой и серебряной фольгой – возникла в III—IV веках н.э. в Древнем Риме, мастера которого впервые разработали прием межстекольного золочения (фиксации рисунка или орнамента между двумя слоями стекла). В этой технике традиционно декорировались подарочные сосуды и амфоры, на предметы наносились изображения Христа, апостолов или святых, семейные портреты, бытовые сюжеты, например, сцены охоты и цирковых представлений, а также различные орнаментальные композиции с еврейскими и языческими мотивами.

В XIII-XVI веках уникальная техника получила распространение в Италии, где декорированным в технике эгломизе стеклом украшают фасады гробниц и алтарей, а сам метод был подробно описан искусным мастером и художником эпохи Возрождения Ченнино Ченнини (Cennino Cennini). В XV веке эффектный прием проникает в Европу и становится одной из популярнейших техник отделки мебели, зеркал, настенных панелей, ширм, циферблатов, стеклянных посуды, ювелирных украшений и множества приятных безделушек вроде бонбоньерок и табакерок. Но мастера дополняют позолоту и серебрение гравировкой и отказываются от «защитного» покрытия рисунка или орнамента вторым слоем стекла, что привело к невероятной хрупкости произведений и объясняет их преждевременную утрату.

В XVIII веке благодаря усилиям личного декоратора Луи XV, а затем и Луи XVI -– Жана-Батиста Гломи (Jean-Baptiste Glomy, 1711-1786) техника входит в моду во Франции и получает свое название по имени мастера –- стекло églomisé, т.е. декорированное на манер Гломи. Сам художник использовал эгломизе для производства стеклянных гравюр, снискавших невероятную популярность в Европе и ставших своеобразным революционным ноу-хау эпохи. В это же время искуссный метод ажурного золочения приживается и в стеклодувных мастерских Богемии под названием Zwischengoldglas.

В XIX веке европейские мастера объединили эту старинную технику позолоты с гравировкой и живописью и стали использовать ее для украшения потолочных плафонов, стен, витрин и вывесок магазинов. В эпоху Бель Эпок в Париже появились роскошные бутики, оформленные ателье стеклянных дел d’Anselm, Benoist et fils, Panzani, Raybaud, Thivet, Dailland и Dewever. В начале ХХ века в технике эгломизе оформляются все парижские вывески, на которых текст выводится золотыми буквами на черном фоне. В 1930-е техника прекрасно вписалась в палитру выразительных и декоративных средств ар-деко, о чем свидетельствуют многочисленные экспонаты Музея 1930-х годов Булонь-Билланкур (Musée des Années 1930 de Boulogne-Billancourt). Самым впечатляющим и лучше всего сохранившимся интерьерным проектом является Старый Муниципальный Театр Пуатье (Ancien Théâtre Municipal de Poitiers, 1955-1956) работы Роберта Пансара (Robert Pansart).

Декор стеклянных поверхностей в технике эгломизе осуществляется путем фиксации золотой, или серебряной фольги на фрагментах рисунка или орнамента с помощью лака или клея на белковой или масляной основе. Графический сюжет может дополняться гравировкой и живописью. Готовая аппликация покрывается вторым слоем адгезивного вещества или расплавленного стекла. Сегодня этот древнеримский метод активно используется для декора интерьеров, а также в производстве высокохудожественных реплик исторической мебели и аксессуаров.

Эгломизе и силуэты

Ольга Долганова. Приятнейшая тень

В выставочном зале фонда «Русское культурное наследие» прошла выставка очень камерного, «негромкого», но чрезвычайно изысканного искусства эгломизе и силуэтов XVIII–XX веков.Нельзя сказать, что произведения в технике эгломизе доселе нигде не экспонировались. Шедевры Генриха Гамбса 1 и других мастеров мебельного дела, декорированные вставками эгломизе, украшают интерьеры Павловска и Царского Села, экспонируются в Эрмитаже. Более камерные произведения — медальоны, шкатулки и т.д. — мы можем найти в витринах, посвященных дворянскому быту, московских и провинциальных музеев. Выставки же, специально организованной для того, чтобы собрать из частных коллекций произведения в жанре силуэта и технике эгломизе, ранее не проводилось. Уникальным в этом проекте является и то, что организаторам удалось собрать практически все разнообразие предметов, в которых могла быть использована техника эгломизе. Здесь представлены не только медальоны и броши, но и произведения, служившие для украшения интерьеров — зеркала, подсвечники, картинки, шкатулки.

Термин «эгломизе» (первоначально «гломизе») возник в лексиконе французских антикваров второй половины XVIII века: он происходит от имени парижского рисовальщика и изготовителя рам Жана Батиста Гломи (Jean Baptiste Glomi; ?—1786 ) 2 . Считалось, что именно Ж.Б.Гломи первым использовал особую технику живописи на стекле, с применением золотой и серебряной фольги, для обрамления графических листов стеклянными рамами. Термин получил широкое распространение в XIX веке и применялся к таким образцам живописи «под стеклом», которые были гораздо старше, чем Ж.Б.Гломи 3 .

Техника эгломизе относится к разряду «холодной» живописи «под стеклом». Но, строго говоря, ее нельзя отнести к чисто живописным техникам, так как основной составляющей эгломизе является нанесение на стекло металлической фольги при помощи какого-либо прозрачного клея с последующей гравировкой по ней рисунка. Чаще всего используется листовое золото, но встречаются работы с листовым серебром и даже цинковой фольгой. После удаления фольги с тех мест, где должно быть видно изображение, прямо на стекло наносится краска, чаще всего черная. Вследствие этих операций на лицевой стороне стекла можно увидеть черный или цветной рисунок на золотом (серебряном и т.п.) фоне.

История техники эгломизе, получившая свое рождение в стеклодельных мастерских древнеегипетской Александрии, насчитывает не менее двух тысячелетий. За это время она прошла путь от декорирования сосудов в технике «межстеклянного золочения» в Египте и Древнем Риме, украшения предметов декоративно-прикладного искусства в эпоху Возрождения, использования в качестве одного из приемов живописи «под стеклом» в Западной Европе XIV—XVII веков, иконок-панагий русской работы XV века, возвращения к истокам техники в виде двустенных стаканов (Богемия, начало XVIII века) до одного из способов изготовления миниатюр на рубеже XVIII–XIX веков. В конце 1780-х годов это искусство вновь возникает и в России. Другими словами, практически вся история эгломизе и родственных ей техник связана с проникновением в культурное пространство той или иной страны классического античного искусства.

Появление в России камерных произведений в технике эгломизе сопряжено в первую очередь с именами художников-иностранцев. В конце XVIII—начале XIX века в России подавляющее количество произведений профессионального исполнения принадлежит именно им. Иностранные мастера принесли жанр профильного теневого портрета в Россию и развили его до совершенства. Такие яркие профессионалы, как И.Ф.Антинг, А.Г.Рауэрт, Ф.Гюбнер, А.Розин, Клерон и Лоссе 4 , много и плодотворно работали в этой технике, служа распространителями моды на нее.

Камерный портрет появляется в России уже в начале XVIII века. Первые миниатюрные портреты изображали самого императора, его семью и его близкое окружение; функционально они исполняли роль награды или знака отличия. Украшенные бриллиантами портреты Петра I и Екатерины I были свидетельством доверия и расположения, их носили с гордостью и благоговением 5 . Начиная с середины XVIII века, жалованные миниатюрные портреты приобретают своеобразную дифференциацию в зависимости от их обрамления. Так, например, «жалованная табакерка с портретом венценосца» расценивалась выше ордена, вслед за ней шла табакерка с шифром дарителя, часы и перстни 6 .

Во второй половине XVIII века портретная миниатюра становится своеобразным художественным средством коммуникации: обмен миниатюрными портретами между родственниками, друзьями и любимыми сделался чрезвычайно популярен: «спрятать в карман, в табакерку, вделать в кольцо, в ожерелье, или держать взаперти в шкатулке тех, кто дорог. Ехать на бал, на войну, в далекую дорогу, быть у себя и в гостях — всегда можно вынуть, посмотреть и увидеть любимое» 7 .

Подлинный расцвет миниатюра переживает в последней четверти XVIII—начале XIX столетия. В 1779 году в петербургской Академии художеств открывается класс миниатюрной живописи. В России значительно увеличивается число профессионально подготовленных миниатюристов.

В это же время в России входит в моду такой жанр портретного искусства, как силуэт, который получил наименование благодаря министру (контролеру) финансов двора Людовика XV Этьену де Силуэтту (1709–1767) 8 . Существует две версии того, как его имя стало нарицательным. Согласно первой, Силуэтт любил на досуге вырезать профильные портреты из бумаги. По другой версии, первая карикатура на министра финансов появилась в виде теневого профиля, а так как подобные портреты к тому же были дешевы, то они и получили шутливое название «А la Silhouette» 9 .

Силуэт, как жанр портретного искусства, идеально отвечает требованиям, предъявляемым к портретной миниатюре. Он наиболее привлекательно выглядит именно в небольших размерах. Обладая очень несложными техническими приспособлениями, которыми могут быть, например, направленный источник света и белая бумага в качестве фона, можно создать достаточно точное силуэтное изображение, что, несомненно, привлекало к этому жанру большое количество художников-любителей. Наконец, благодаря сочетанию с техникой эгломизе, черный миниатюрный силуэт на блестящем золотом фоне под стеклом, придающим золоту дополнительный блеск, даже при самом скромном обрамлении выглядит как произведение ювелирного искусства.

Ни живопись, ни графика XVIII века практически не знают профильных изображений, кроме силуэтных. Мода на силуэт, на античность (камеи) пробудила интерес к профильному портрету, и с конца XVIII века в рисунке и акварели начинает развиваться этот жанр, дань которому отдали такие художники, как Т.Райт, находившийся под явным влиянием силуэтного искусства, и П.Э.Рокштуль — в его творчестве виден отзвук античной камеи.

В Россию искусство силуэта было привнесено в 1782 году французским мастером Ф.Г.Сидо (Sideau) 10 и стремительно вошло в моду. Этот мастер работал в технике вырезания профилей из черной бумаги. В числе первых силуэтов Сидо — «Приятнейшая тень Екатерины II, самодержицы Всероссийской». В течение двух лет своего пребывания в Петербурге Сидо выполнил профильные портреты почти всего двора императрицы, и прежде всего — членов августейшего семейства: цесаревича, наследника Павла Петровича, великой княгини Марии Федоровны и их детей — Константина и Александра 11 .

В 1784 году, когда Сидо покинул Петербург, из Германии приехал другой силуэтист — Иоганн Фридрих Антинг. Интерес к силуэту после отъезда Сидо еще не остыл, и Антинг, знакомый с этим искусством, как бы принимает эстафету у француза. Его силуэты входят в моду, и он также удостаивается чести выполнить профильные портреты императрицы, ее семейства и придворных.

Искусство Сидо и Антинга, как и в случае с самим Силуэттом во Франции, вызвало подражание в аристократических кругах в России. Силуэтами увлеклась великая княгиня Мария Федоровна — она вырезала силуэты на твердых камнях, рисовала на стекле 12 . А один из фаворитов императрицы, Александр Ланской, так искусно выполнял профили, что одно из его изображений Екатерины II чеканили на серебряных рублях 1783 года.

Силуэт, называемый еще и теневым портретом, нес в себе двойную нагрузку: он являлся не только точным изображением профиля конкретного человека, но и был как бы его тенью. Эта «мистическая» составляющая силуэта объясняет его невероятную популярность на рубеже веков, когда на волне возросшего интереса к античности и развития романтических тенденций в искусстве меняется отношение не только к жизни, но и к смерти.

Начавшийся XIX век подхватил силуэтный жанр, и он занял прочные позиции в изобразительном искусстве. Силуэтные портреты наклеивали в специальные альбомы, вешали на стены, вставляли в медальоны и кольца, украшали ими мебель и бытовые предметы. О том, как выглядели многие люди этой эпохи, мы можем судить только по профильным изображениям. Большинство силуэтных портретов — произведения неизвестных авторов, но им удалось передать потомкам не только образы, но и стиль эпохи позднего классицизма.

Даже за короткий период 1780-х–1820-х годов, во время которого портретная силуэтная миниатюра в технике эгломизе была популярна в России, можно проследить этапы изменения и совершенствования техники.

В 80-х годах XVIII столетия изображения в технике эгломизе практически ничем не отличаются от других силуэтных изображений. Это «глухие», то есть абсолютно черные профильные портреты, не передающие черты лиц и детали костюмов портретируемых. Но уже в самом начале 90-х годов в употребление входит прием, который делает более объемными плоскостные профильные портреты. Он заключается в прорисовывании мелкими черными штрихами на золотом фоне кружев и волос по самому краю причесок и париков. Этот прием мы встречаем практически во всех сохранившихся силуэтах-эгломизе, и его, скорее всего, можно считать неотъемлемой частью этого жанра, а не репликой из «гравюрной» манеры.

К началу XIX столетия техника эгломизе в России претерпевает значительные изменения. В моде произведения, на которых прорисованы не только все детали костюмов, но и черты лиц. Изображения выполняются из листового золота, а фон (если он есть) окрашивается черной (как правило) либо какой-нибудь другой краской. Причем детали на таких произведениях «процарапываются» по золоту тонкой иглой, благодаря чему изображение приобретает сходство с классической гравюрой. можно встретить такие произведения, в которых объединены обе разновидности; так, например, само изображение могло выполняться в «силуэтной» манере, а орнаментальное обрамление в «гравюрной». Многие художники переходят практически к чистой «гравюрной» манере. Подобный метод дал возможность копировать в технике эгломизе гравюры и живописные полотна, персонажи на которых расположены не только в профиль, но и в любом ракурсе.

Считается, что Жан Батист Гломи не только возродил технику эгломизе и дал ей свое имя, но и изобрел способ декорирования стекла путем перевода на него «куншта» — гравюры на белой бумаге, которая с оборотной стороны накладывалась на разогретое стекло. Намоченная бумага аккуратно удалялась, и на стекле оставались лишь черные штриховые контуры четкого рисунка.

Затем «куншт» покрывался золотом. Такой декоративный прием сразу же вошел в моду и распространился по всей Европе 13 . К концу XVIII века этот способ стал известен и в России. В книге А.Г.Решетникова «Любопытный художник и ремесленник» есть отдельная глава «О наклеивании кунштов, Или как переводить их на стеклы», где автор замечает: «Если кто имеет способность, чтоб к предметам, изображенным на кунште, порядочно подобрать и расположить колера красок, то никак того узнать не можно будет, чтоб писано красками по куншту, а будет казаться так, как бы прямо по стеклу оными намалевано» 14 .

Английскими силуэтистами в конце XVIII века был изобретен способ имитации техники эгломизе, который избавлял художника от необходимости гравировать рисунок по золотой фольге. Портрет на стекле выполнялся черной краской или смесью сосновой сажи и пива, которая дает интенсивную черноту. Процесс иногда инвертировался, и плоское или выпуклое стекло чернилось сосновой копотью по всей поверхности, голова или фигура прорисовывались, и с них удалялась чернота.

На оборот такого портрета помещался лист золота или золотой бумаги, который, как правило, покрывался тонким слоем воска так, чтобы видимый с лица силуэт выделялся на золотом фоне. Или, если процесс чернения был полностью инвертирован, золотой портрет находился на черном фоне. Иногда вместо золота использовались листы серебра 15 .

Говоря о выставке, необходимо в первую очередь отметить две жанровые сцены, созданные А.Ф.Глэроном (A.F.Glairon) в 90-х годах XVIII столетия. Для эгломизе того времени многофигурные композиции такого размера крайне редки, возможно, из-за сложности исполнения. Но Глэрон — не только великолепный силуэтист, но и ювелир. В работе, датируемой 1790 годом, он изобразил ежедневные занятия дворянской семьи: мальчиков обучают танцам и строевой подготовке, девочки и женщины занимаются рукоделием и музицированием. Умело выделена, возможно, главная фигура в доме — женщина высокого роста. Тщательнейшим образом выгравированы все тонкие детали: кружева, ноты, бахрома на скатерти, подвески на люстре. Но тем не менее композиция в целом выглядит сухой и официальной. Совсем другое впечатление производит жанровая сцена работы того же автора, выполненная через пять лет. С не меньшим мастерством Глэрон передает нежность родителей к маленькому ребенку. Благодаря встречному движению рук, в сцене появляется динамика, которая прослеживается и в жестах второстепенных персонажей: дамы, наливающей чай, и девочки с куклой.

Жанровая сцена, приписываемая И.Ф.Антингу, интересна для исследователей и коллекционеров не только мастерством исполнения самих силуэтов, но и тем, что автор создал автопортрет за работой в кругу семьи. А то, что художник держит в руке миниатюру с изображением Екатерины II, носит еще и знаковый характер. Его оригиналы, так же как оригиналы Сидо, широко использовались другими силуэтистами, не имевшими столь высокой привилегии, как изображение царской фамилии.

Одной из жемчужин выставки можно назвать силуэт военного с большим крестом ордена Почетного легиона. Одновременное использование силуэтной и гравюрной манер, инвертирование изображения (золотой орнамент на черном фоне), использование гравировки по листовому серебру и тщательная прорисовка деталей силуэта, лица и волос ставит неизвестного нам автора в один ряд с самыми выдающимися миниатюристами начала XIX столетия.

Обращает на себя внимание и силуэт дамы в шляпе с широкими полями. Изображение головных уборов крайне редко встречается в силуэтных портретах, так как абрис даже самой изящной шляпки, скорее всего, будет выглядеть как инородное тело на голове портретируемого.

В данном случае, в некоторой степени, ситуацию «спасает» тонкая гравировка перьев на шляпе и нетрадиционная волнистая форма завершения силуэта, отвлекающая внимание от несоразмерностей композиции.

XIX век открывает новую страницу в технике эгломизе — гравюрную манеру исполнения. Прекрасной иллюстрацией этому служит представленная на выставке коллекция копий гравюр с видами Санкт-Петербурга. Одинаковая манера исполнения, повторение одних и тех же сюжетов говорит о том, что производство подобных произведений было поставлено «на поток» и, скорее всего, этим занимался не один художник, а целая мастерская в Санкт-Петербурге.

Поистине редким, сохранившимся до нашего времени образцом применения техники эгломизе можно назвать шкатулку с ребусом. Выполненные гравировкой по золоту на голубом фоне изображения Амура с луком и факелом, двух пламенеющих сердец и надпись самого романтического толка заставляют думать, что в подобных шкатулках хранили милые памятные безделушки и письма от возлюбленных.

Особенное внимание на выставке привлекали к себе три миниатюры с видами Санкт-Петербурга. Строго говоря, эти прелестные «вещицы» не относятся ни к жанру силуэта, ни к технике эгломизе. Тем не менее их появление здесь обоснованно, поскольку эти произведения выполнены в технике живописи на стекле и, хотя в них отсутствует элемент гравирования по листовому золоту, оно используется как подложка под живопись. Надо отметить, что эта техника часто применялась вместе с техникой эгломизе в одном произведении и выглядела в нем очень органично. Особенностью исполнения произведения в технике живописи на стекле (а точнее, с оборотной стороны стекла) является необходимость нетрадиционной последовательности в работе художника, который вынужден следовать от прорисовки мельчайших деталей к изображению общего плана, что значительно усложняет его работу.

Миниатюра в технике эгломизе в России, ее развитие и кратковременная популярность обусловлены, во-первых, модой на портретную миниатюру, а во-вторых, на искусство силуэта. Как только силуэтные изображения потеряли широкую популярность, прошел и пик моды на портретную миниатюру (ее место заняла сначала литография, а потом и дагерротип), техника эгломизе очень быстро потеряла свою актуальность. Художники, владевшие ею, пытались идти в ногу со временем, воспроизводя графические работы, но вторичность и трудоемкость процесса сводили на нет все их старания и не выдерживали конкуренции с массовым производством и относительной дешевизной гравюрных изображений.

1 Генрих Даниэль Гамбс родился 25.8.1765 в Баден-Дурлахе (Баден-Баден, Германия), в семье потомственных столяров. В 1807 г. Гамбс получил российское подданство, а в 1810-м — титул «придворного механика». Скончался во время эпидемии холеры 15.07.1831. В первые годы своего пребывания в Петербурге Гамбс практически не получает заказов от императорского двора, он делает мебель для великих князей и столичного дворянства. Но вскоре среди заказчиков появляется не только его соотечественница вел. кн. Елизавета Алексеевна (супруга будущего императора Александра I), но и будущая императрица Мария Федоровна, которую Г.Гамбс обучал мебельному делу. В это время мастерская Гамбса выполняет значительные партии мебели для Михайловского замка, Императорского Эрмитажа и Павловского дворца (Ботт И.К., Канева М.И. Русская мебель. История, стили, мастера. СПб., 2003. С. 173).

2 К сожалению, подробности жизни Гломи мало известны. До нас дошли крайне скупые сведения о том, что он был рисовальщиком, гравером по меди. Имеются его рисунки ландшафтов пером и акварелью и гравюры (Nagler G.K. Neues allgemeines Kunstler-Lexicon. Munchen, 1935–1952. v. 5. S.241).

В одном из словарей можно прочесть, что он был парижским знатоком искусства, торговал антиквариатом, занимался рисованием и гравировкой. Подписывался инициалами: «J. B. G.». Известны его гравюры по оригиналам Ф.Буше и В.Пикара. Живопись под стеклом как украшение рам для картин, названная по имени Гломи «verre eglomise», ошибочно считается его изобретением (Allgemeines Lexikon der Bildenden Kunstler / Hg. von Ulrich Thime u. Felix Becker. Leipzig, 1907–1952. v. XIV. S.264).

3 Schot F.L. «Eglomise» — Technik und Konservierung. // Restauro. 1998. № 1. S. 9-17. Самые ранние произведения, близкие по технике исполнения к эгломизе, датируются III в. до нашей эры. Это — стеклянные сосуды, состоящие из двух частей, внешней и внутренней, между которыми заключен рисунок, выгравированный из листового золота.

4 Иоганн Фридрих Антинг (Johann Friedrich Anting; 1753–1805) был наделен разнообразными талантами, среди которых выделяются незаурядные литературные и художественные способности. Он родился в немецком городе Готе в семье гарнизонного пастора. Закончил богословский факультет Иенского университета. Судьба свела его с бароном Ф.Мюнхгаузеном. Прототип знаменитого литературного героя так увлек его своими рассказами о русской армии, что Иоганн решил стать военным и попытать счастья в России. В 1784 г. он приехал в Петербург, на военную службу поступить не смог, зато работал как художник. Выполненные им силуэты входят в столице в моду. Антинг много путешествует по стране, посещает Москву, Нижний Новгород, Казань, Пензу, Новгород, Астрахань. В 1786 г. он возвращается на родину. Путешествует по Германии и Австрии, посещает Париж и Лондон. Во время своих многочисленных поездок Антинг конечно же выполнял силуэты и, «…как можно заключить из его писем и как это вообще было в обычае у многих тогдашних силуэтистов, украшал силуэтами разные более или менее драгоценные табакерки, медальоны, фарфоровые чашки и т.п. и при случае торговал этими предметами». В 1791 г. он вновь появляется в Петербурге. В 1793 г. вместе с графом А.Н.Самойловым Антинг едет в Константинополь. По пути, в Херсоне, он познакомился с А.В.Суворовым и на сей раз начал военную карьеру. В чине полковника русской армии Антинг становится адъютантом и по совместительству первым биографом Александра Васильевича Суворова. Трехтомное сочинение Антинга о Суворове было впервые издано в Готе, позднее переведено на многие европейские языки. Книга «Жизнь и военные деяния генералиссимуса, князя Италийского, графа Суворова-Рымникского» имела литературный успех, в 1804 г. она была издана в России. В 1796 г. Антинг был выслан императором Павлом I в Киев, где содержался под стражей. В 1801 г. был освобожден Александром I и вернулся в Петербург. Умер Иоганн Фридрих Антинг в Петербурге в 1805 г.

Арнольд Герхард Рауэрт (Arnold Gerhard Rauert, 1762–1819) — немец, жил и работал в Эстляндии (входила в состав Российской империи) в Ревеле в 1789–1811 гг. и Митаве в 1812–1816 гг., в 1816 г. возвращается в Ревель.

Немецкие мастера Ф.Гюбнер (F.Hubner), А.Розин (A.Rozen ?), Клерон (Clairon), Лоссе (Losse) работали в России в 90-е гг. XVIII в.

5 Карев А.А. Миниатюрный портрет в России XVIII века. М., 1989. С. 15-21.

6 Кузнецова Л.К. К вопросу об эволюции художественной формы и системы декорировки табакерок работы петербургских мастеров второй половины XVIII века. // Проблемы развития русского искусства: Тематический сборник научных трудов. Вып. XIII. Л., 1980. С. 40-41.

7 Врангель Н.Н. Очерки по истории миниатюры в России // Старые годы. 1909. Октябрь. С.510.

8 На самом деле силуэт изобретен давным-давно. Сквозь века дошли до нас профильные изображения на этрусских сосудах, где мужчины собираются на битву, женщины занимаются домашним хозяйством, дети играют. На фресках египетских захоронений до сих пор продолжается «контурная» жизнь.

9 Jackson E.N. The history of silhouettes. L., 1911. р. 3-4.

10 К сожалению, не сохранилось даже полного имени этого замечательного силуэтиста.

11 Более чем век спустя, в 1899 г., герцог Георгий Георгиевич Мекленбург-Стрелицкий, обладатель альбомов с силуэтами Сидо, выпустил в свет двухтомник «Двор Императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные, 189 силуэтов».

12 Считается, что руке императрицы Марии Федоровны принадлежит аллегорическая композиция в технике эгломизе, вставленная в крышку шкатулки из красного дерева для художественных работ (1800-е гг., ГИМ).

13 Гнутова С. К вопросу об истории техники эгломизе // Художник, вещь, мода. М., 1988. С.130.

14 А.Г.Решетников. Любопытный художник и ремесленник. М., 1791. С. 100-105.

15 Jackson E.N. Op cit. p.28.

Перепечатано с сайта журнала «Наше Наследие» №110 2014

МАСТЕР КЛАСС ПО ЭГЛОМИЗЕ

Для начала давайте попробуем разобраться в том — что-же это такое?

Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия -ЭГЛОМИЗЕ́ (франц. eglomise от фамилии мастера Glomy), вид узора на стекле или дереве, популярный в эпоху классицизма: геометрический или растительный узор, покрытый золотом или серебром и обычно с тонкой гравировкой после золочения. Чаще всего эгломизе украшались рамы картин и зеркал, детали мебели.

ЖУРНАЛ[FOTO-VIDEO N 2006-07]
Техника эгломизе, появившаяся в XIII в., сейчас переживает третье рождение благодаря Владимиру Клавихо-Телепневу, который соединил эгломизе с фотографией. Само название техника получила от француза Жана-Батиста Гломи, который открыл ее повторно в XVIII в.

Справка для тех, кто не знаком с понятием «эгломизе» — это геометрический узор или растительный орнамент на стекле или зеркале, получаемый гравировкой с обратной стороны по серебряной амальгаме с последующим золочением или чернением гравированных мест. То же название носит и техника нанесения такого узора или орнамента. Расцвет ее пришелся на эпоху классицизма, в то время эгломизе украшали мебель, зеркала, рамы для картин.

Формально, то, что делает Владимир Клавихо-Телепнев, не совсем подходит под определение эгломизе (фотограф даже подумывал дать технике какое-нибудь другое название). Это нечто большее. Он оттолкнулся от эгломизе, взял технику за основу для создания чего-то нового, для получения сплава эгломизе с фотографией.

Владимира привлекает возможность сочетания разных техник, взгляд на разные виды искусства через призму фотографии. «Мне кажется интересным сталкивать несколько разных техник в одной работе и вообще соединять несколько видов искусств: допустим, фотографию и театр, фотографию и кино, фотографию и какую-то забытую живописную технику (к примеру, совмещение восковой иконы и фотографии). Сейчас я экспериментирую с фотографией на фарфоре, хотел бы, чтобы это была авторская посуда в одном экземпляре. Суть в том, чтобы изображение обыгрывало форму, на которой будет напечатано».

Что касается совмещения эгломизе и фотографии, то до Клавихо-Телепнева этот прием никто не использовал, теперь, возможно, у него появятся последователи. «Технику можно повторить, но дело не в ней, а в общем качестве изображения», — говорит фотограф.

О самой первой попытке соединить зеркало и фотоизображение Клавихо-Телепнев рассказывает следующее: «Нужно было изготовить в этой технике зеркала для дизайнеров. Один из них попробовал подставить под зеркало мою работу. Но т.к. это был случайный эксперимент, фотография не стала смотреться лучше, а только проиграла от такого соединения.

Когда же я решил вплотную заняться разработкой этой техники, мне пришлось потратить целый год на поиски правильных рецептов, ведь нужно было не просто зеркало, а именно потерянная эмульсия зеркала. Год ушел на освоение техники и на исследование ее возможностей. Остальное время усложнял ее и готовил какой-то материал, чтобы можно было сделать сразу несколько выставок. На обработку одной фотографии требовалось около месяца работы. Работа с изображением больше напоминала графические техники — офорт или литографию — нужно было соскребать слои, постоянно сверяя то, что получается, с изображением, на которое будет наложено зеркало».

На данном этапе у Клавихо-Телепнева не возникает никаких проблем с исполнением работ в этой технике, но, не желая останавливаться на достигнутом, он хочет усложнять ее дальше в поисках более интересного результата. Для фотографа как в этой технике, так и в обычной фотографии важна объемность изображения: «Как правило, в работах, которые я делаю, помимо фотобумаги я использую еще и другие фактуры, помогающие придать плотность атмосфере между мной и объектом, а в эгломизе этот эффект увеличивается за счет того, что некая фактура уже есть на самом зеркале. Получается объемное изображение. Можно использовать несколько зеркал, тогда объем повышается еще больше, что тоже может смотреться очень эффектно».

Продолжая развивать мысль о том, что чем сложнее техника, тем она интереснее, Владимир отмечает: «В принципе фотография у нас пошла от репортажа, шок-факта, который долго рассматривать не принято. Это для быстрого восприятия, несколько американский стиль. А чтобы на картинку можно было смотреть долго, она должна быть достаточно сложная. Каждый раз зритель должен находить что-то, упущенное им при первом просмотре, прочитывать какой-то новый план, который уже заложен в работе. И чем больше сделать этих планов, тем интереснее будет потом разглядывать».

Зеркальность требует определенного оформления рамы. В нашей стране Клавихо-Телепнев — единственный из фотохудожников, кто очень серьезно относится к выбору рамы. Большинство же просто не готовы идти на требуемые денежные вложения. Владимир придерживается в этом вопросе следующей позиции: «Я иду по пути реабилитации фотографии за счет оформления. Естественно, если сама картинка будет некачественна, то никакое оформление ее не спасет, но если она достойна, то при помощи правильно подобранной рамы ее можно подтянуть на более высокий уровень восприятия. Мне очень важно, чтобы фотография могла адекватно восприниматься в музее, в галерее — где угодно, чтобы она могла висеть рядом с живописью. С зеркальной же техникой само собой получилось, что иначе относиться к оформлению нельзя. Если выставлять такую работу без рамы, она будет выглядеть ужасно».

Сейчас Клавихо-Телепнев работает в двух направлениях: одно из них — это обычные фотографии, и второе — дорогая техника эгломизе. Если съемка делается с расчетом на зеркальную технику, это не отменяет того, что фотографии могут быть представлены и в обычном виде. «Но если я снимаю все-таки под эгломизе, то есть некие свои приоритеты: подбор контраста изображения, приглушенных тонов. В этой технике какие-то вещи нивелируются, а какие-то, наоборот, могут проявиться».

Сильно контрастные изображения не очень подходят для техники, потому что они разрушают зеркальность. Тональность снимка должна быть такая, как в отражении от стекла — полусерая. Серебро должно совпасть с фактурой самого отпечатка; если этого совпадения нет, то получается просто фотография за стеклом. Цветные фотографии, по мнению Владимира, плохо сочетаются с эгломизе. Чем больше мелких деталей в кадре, тем сложнее сделать стекло под эгломизе — т.к. зеркало не до конца прочищено, то что-то под ним исчезает. Крупные пятна в изображении, наоборот, выглядят очень хорошо. Клавихо-Телепнев пробовал примерять под эту технику разные работы из своих старых проектов. Хорошо, к примеру, подошли фотографии из серии «Сталинский ампир», частично из серий «Вишневый сад» и «Спины».

По словам Клавихо-Телепнева, одна из причин разработки данной техники — создание некой альтернативы остеклению фотографии. Если работа вывешивается под стеклом, то его нужно подбирать безбликовое, или найти способ сделать отражение интересным, включить его в восприятие фотографии. Отражение в эгломизе — это отражение правильно выбранного интерьера. Фотография должна занять некое свое место в ярко раскрашенном интерьере и с правильно рассчитанной траекторией отражения. И когда этот интерьер и рядом стоящие люди отражаются, фотография начинает работать в полную силу.

«Важно, чтобы люди на самом изображении увидели отражение себя, вписались в какую-то определенную часть этого изображения и вдруг соединились с ним. Когда я думал над тем, как публиковать работы, выполненные в этой технике, мне пришла идея сделать картинки с подбором персонажей или объектов, которые будут отражаться в фотографиях (допустим, чей-либо портрет будет отражаться внутри какого-то пейзажа или натюрморта). Тогда интересно будет разглядывать не только фотографию, но и то, что в ней отразилось.

Раньше мне было интересно рассматривать портреты по зрачкам. В них, как правило, отражался сам фотограф, какой-нибудь зонтик, который он использовал для вспышки, и проч. Зрачок был крохотным пространством, позволяющим узнать, что происходит за пределами кадра. Эгломизе же дает возможность, глядя вглубь фотографии, видеть также и то, что происходит снаружи; видеть себя, интерьеры, других людей — какую-то отличную от изображенной в кадре жизнь, и она всегда будет разной».

Использование эгломизе имеет не только эстетические предпосылки. Благодаря этой технике фотоработы становятся более защищенными от подделки. Фотограф должен ограничивать и указывать тираж любой из своих работ (обычно от 15 до 20 экземпляров). Но в России из-за особой истории и склада менталитета мало кто верит, что человек способен на этом остановиться, если работа пользуется успехом. Находятся «воры», которые копируют работы и продолжают тиражировать их без ведома фотографов. Эгломизе же невозможно так просто повторить. Тираж ограничивается тремя работами, и то — они все немного разные. Так что технику можно рассматривать и как один из элементов защиты.

Клавихо-Телепнев так комментирует сложившуюся ситуацию: «Все ведут себя нечестно, и никто никому не доверяет.

В моей практике были случаи, когда люди покупали мои работы, вынимали их из рам, переснимали, несли их сканировать, а потом могли печатать бесконечное количество раз для продажи. Это, конечно, говорит о популярности, но все равно в факте кражи нет ничего хорошего. Если речь идет не о цифровой фотографии, то у фотографа еще есть шанс восстановить справедливость, т.к. по закону авторское право принадлежит человеку, у которого хранятся исходники — слайды или негативы. Намного сложнее дело обстоит с цифровыми изображениями, ведь практически любой может сделать копию, которая ничем не будет отличаться от авторской. Однако надо заметить, что некоторым фотографам весьма успешно удается использовать шумиху вокруг авторских прав в качестве PR-компаний».

Восприятие отражения как части изображения, естественно, накладывает некоторые требования на интерьеры помещений, в которых будут представлены работы. Клавихо-Телепнев просит, чтобы на время экспозиций пространство декорировалось цветной тканью, к примеру, бордовой, идеально подходят помещения с элементами интерьера: старинным креслом, буфетом, большими стенными часами или чем-нибудь в том же роде, т.к. голые стены могут погубить весь эффект, создаваемый эгломизе.

Так же трепетно Владимир относится не только к выставочным фотографиям, но и к тем, которые покупают частные лица. «Мне интересно, чтобы изображение было адекватно интерьеру. Это не вопрос денег, важно, чтобы работы выглядели достойно и правильно. Я всегда рекомендую, куда повесить фотографии. Если есть возможность, выезжаю, чтобы посмотреть пространство, в котором будет находиться работа. Для меня важно, где она будет висеть. В зависимости от этого я могу корректировать оформление, подбирать раму или даже немного изменять саму фотографию, допустим, вводить больше серебра. Это важно и интересно. Тогда изображение живет в неком пространстве, которое я учитывал, а не просто висит, как какой-то инородный элемент».

Конечно, фотографу не всегда удается самостоятельно проследить размещение фотографии в интерьере. Ведь зачастую в галерею приходят выбирать работы дизайнеры, которым покупатели поручают декорирование своих квартир, и они считают, что не нуждаются ни в каких советах. Но если у Клавихо-Телепнева все-таки есть возможность поработать с декоратором, который покажет интерьер, фотограф предлагает свои варианты, иногда подбирает другие работы, возможно, в другой технике, потому что, как уже было сказано, для эгломизе подходит далеко не любое пространство.

Что касается стоимости работ, то это довольно-таки существенная сумма (от $4,5 до $10 тыс.) Владимир признает, что для России, где люди только-только начали увлекаться фотографией, это высокая цена. «Цену, как правило, выстраивает галерея, а не художник. Людей всегда удивляет, почему бумага, себестоимость которой меньше $1, вдруг может стоить от пары сотен и до миллиона долларов. Это очень сложно мотивировать. В этой же технике из-за того, что видно ручную работу, качество подачи и уровень самого изображения, аргументов становится больше. И это очень помогает при выставлении цены. Поэтому сумма выстраивается достаточно серьезная».

Анисия БОРОЗНОВА
Все фотографии: © Владимир КЛАВИХО-ТЕЛЕПНЕВ
Дополнительная информация: www.clavijo.ru

Долганова, Ольга Олеговна Эгломизе в России. Конец XVIII — начало XIX веков : История, атрибуция, реставрация : диссертация . кандидата искусствоведения : 24.00.03 Москва, 2006

Термин «эгломизе» — первоначально «гломизе» появился в лексиконе французских антикваров второй половины XVIII века: он явился производным от имени парижского рисовальщика и изготовителя рам Жана Батиста Гломи (Jan Baptiste Glomi, ? — 1786 год)1. Считалось, что он первым использовал особую технику живописи на стекле, с применением золотой и серебряной фольги для обрамления графических листов стеклянными

рамами. Термин получил широкое распространение в XIX веке и применялся к таким образцам живописи «под стеклом», которые были гораздо старше, чем Ж.Б. Гломи 2.

Существуют две принципиально различные техники живописи на стекле: так называемая «теплая» или «обожженная» и «холодная». К первой принадлежит классическая средневековая витражная живопись. Ко второй относятся виды живописи, в которых стекло просто расписывают красителями, не подвергая его ни до, ни после этого термической обработке. «Холодную» живопись можно разделить на два основных типа, в зависимости от того на какую сторону стекла наносится красочный слой. Это живопись «на стекле» («с лицевой стороны стекла») и «под стеклом» («с оборотной стороны стекла», «за стеклом»). Эти две категории различаются принципиально разным подходом к наложению красителей. Если при живописи «на стекле» краски наносятся классическим способом, также как и на другие основы (холст, бумага и т.п.), то при живописи «под стеклом» сначала выполняются все детали, а только затем — фон. Пишут от переднего плана к заднему, сначала ярчайшие света и глубокие тени, потом средние тона. Перекрывание локальных тонов завершает работу.

Техника эгломизе относится к разряду «холодной» живописи «под стеклом». Но, строго говоря, ее нельзя отнести к чисто живописным техникам, так как основной ее составляющей является нанесение на стекло при помощи какого-либо прозрачного клея металлической фольги (чаще всего используется листовое золото, но встречаются работы с листовым серебром и даже цинковой фольгой) с последующей гравировкой по ней рисунка тонкой иглой. После удаления фольги с тех мест, где должно быть видно изображение, прямо на фольгу наносится какая-либо краска (чаще всего черная). Вследствие этих операций на лицевой стороне стекла можно

увидеть черный (или какого-нибудь другого цвета) рисунок на золотом (серебряном и т.п.) фоне.

Самые ранние произведения, близкие по технике исполнения к эгломизе, датируются III веком до нашей эры, когда такого термина еще не существовало. Это — стеклянные сосуды, состоящие из двух частей, внешней и внутренней, между которыми заключен рисунок, выгравированный из листового золота. Древнего названия этой техники не сохранилось. В настоящее время исследователями используется целый ряд терминов. Наиболее часто употребляемый — «gold sandwich glass» (англ.), который можно перевести как: «золото между двумя стеклами». Итальянский синоним названия техники — «Fondi d’oro», который, как правило, наравне с «gold sandwich glass» используется для обозначения изделий времен Древнего Рима (III — IV веков н. э.). Среди специалистов Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург) для описания сосудов с двойными стеклянными стенками, между которыми заключен рисунок, выгравированный по золотой фольге, используется термин «межстеклянное золочение» . В специальной литературе на немецком языке чаще всего встречается наименование «Zwischengoldglas» (также можно перевести как «золото между двумя стеклами»), которое используется для обозначения австрийской и немецкой моды конца XVIII — начала XIX веков украшать сосуды черными силуэтными портретами на золотом фоне.

В диссертации будут использоваться термины: «межстеклянное золочение» для описания техники украшения стеклянных сосудов с двойными стенками, между которыми заключена металлическая фольга с гравированным по ней рисунком; гравировка по золоту (серебру и т.п.) «под стеклом» — для обозначения произведений из одного слоя стекла, созданных в период, когда термина «эгломизе» еще не существовало; и, наконец, «эгломизе», как название техники живописи с оборотной стороны

стекла («под стеклом») конца XVIII — начала XIX столетий, основным приемом которой является гравировка по металлической фольге (золотой, серебряной и т.д.). Техника эгломизе в это время использовалась в основном для создания миниатюр. В подавляющем большинстве это портретные силуэтные миниатюры, оформлявшиеся в качестве медальонов и служившие как вставки в табакерки или различного рода коробочки. С появлением в последние годы XVIII века в России моды на мебель в «стиле жакоб», эгломизе стало использоваться как альтернатива присущим этому стилю мебели украшениям в виде рельефных бронзовых или латунных накладок.

Crystal Color Plus (Цветной кристалл плюс)

Автор: Андрей
E-mail: eglomize@gmail.com
Адрес: http://eglomize.ucoz.ru/
Всё началось с того, что мне надоело жить от зарплаты до зарплаты и захотелось создать свой маленький семейный бизнес, вложив минимум средств. Свои идеи у меня, конечно, были, но меня очень заинтересовала одна статья в Интернете о том, как создать бизнес за 10 дней с минимальными затратами. Предлагаемая технология стоила недорого и обещала неплохой доход при минимальных вложениях. А суть её заключалась в том, чтобы при помощи секретной технологии делать объёмные цветные рисунки внутри стекла, зеркала. Эта технология обещала быть забытой эгломизе, адаптированной для современных условий обработки стекла. Называлась она красиво — Crystal Color. Я, думаю, многие слышали об этой технологии, информация о ней размещена на многих сайтах, на форумах ведётся бурное обсуждение. Так бывает всегда, когда идея новая и мало кому хочется платить за «кота в мешке». Но я всё-таки рискнул. Денег на организацию всего процесса ушло немного больше, но это ладно. Времени намного больше, чем 10 обещанных дней, однако я и не торопился — основное внимание я уделял качеству своих работ. Несмотря на то, что опыта работы со стеклом у меня не было вовсе, освоить предлагаемую технологию было несложно. Однако всё это было не то, чего я ожидал. В последнее время принято считать что эгломизе – вид узора на стекле, чаще зеркале, получаемый гравировкой с обратной стороны по серебряной амальгаме, на самом деле это не так.

Мало кто знает, что первые изделия, изготовленные с помощью техники, которая известна нам как эгломизе, датируются ещё III веком до нашей эры. Но уже тогда люди умели помещать рисунок внутрь прозрачного стекла. А купленная мной технология позволяла работать, в основном, только с зеркалами. В случаях работы со стеклом пропадала прозрачность изделия, а это иногда было очень не кстати.

В одном из разговоров с директором мебельной фабрики мы обсуждали изделия после применения техники Crystal Color, и размышляли над тем, как можно сохранить всю прелесть рисунка, но так, чтобы он был виден одинаково хорошо с обеих сторон, например в межкомнатной двери, окне, или в стеклянной перегородке. Решение пришло не сразу. Всё дело в том, что Crystal Color, на мой взгляд, разрабатывалась только для внедрения рисунка в структуру зеркал, и это ограничивало её применение в местах, где требуется прозрачность, а прозрачность — главное достоинство стекла. Тут-то мне и пришла идея, как поместить изображение внутрь стекла. Пришлось взглянуть на проблему нестандартно, как говорится, изнутри. Так родилась идея Crystal Color Plus (Цветной кристалл плюс).

Моё изобретение можно было бы назвать обновлённой или дополненной Crystal Color, но между Crystal Color и Crystal Color Plus есть принципиальное различие. Применяя технологию Crystal Color Plus, изображение действительно попадает внутрь стекла как в настоящей эгломизе, и при этом рисунок сохраняет объём, который одинаково виден как с наружной, так и с внутренней стороны стекла. Эффект «Цветной кристалл» сохраняется. При этом стекло остаётся абсолютно гладким с любой стороны, как ни крути. Придуманная мной технология Crystal Color Plus по трудоёмкости не намного сложнее, чем обычная Crystal Color, зато намного ближе к настоящей эгломизе, чем её предшественница, что даёт ей неоспоримый выигрыш в качестве.

Исчерпывающую информацию о технике Crystal Color Вы можете получить у ее автора, он с удовольствием ответит на все Ваши вопросы, вот адрес его электронной почты: lotos260@mail.ru

Передавайте ему от меня привет и наилучшие пожелания. Ведь это он в своё время купил в Интернете “Технологию пескоструй” и это подтолкнуло его к написанию книги Crystal Color. А я, купив и изучив Crystal Color, открыл и разработал для себя и для Вас Crystal Color Plus. Я верю, что моя книга вдохновит Вас на что-то большее и позволит развиться ещё дальше, тем самым, дав возможность приблизиться к другим секретам забытой эгломизе.

Crystal Color Plus — настоящее ноу-хау, которое позволит Вам создать свой бизнес, развитие которого зависит только от Вашего воображения. У меня получилось — получится и у Вас.

Итак сумируя все изложенное выше можно сказать, что на сегодняшний нет единого мнения о том что же это такое всетаки нет, но я попробую показать дальше как можно работать в разных техниках с общим названием ЭГЛОМИЗЕ

Первое и самое простое решение это имитация ЭГЛОМИЗЕ
Нам нужно для работы стекло, ацетон, поталь, рисунок отпечатанный на лазерном принтере, мордан и краска для защиты потали.

Моем стекло и готовим к последующей работе

С помощью бумажного скотча крепим лазерный отпечаток на стекло тонером вниз

далее протираем бумагу ацетоном и даем ей подсохнуть, после чего снимаем бумагу и видим отпечаток нашего изображения на стекле

Далее можем переходить к нанесению потали, для этого нам потребуется клей для потали — мордан, для таких работ я бы рекомендовал применять маслянный мордан, хотя можно работать и с водноакриловым.
Наносить мордан на стекло можно кистью, шпателем или валиком, я воспользуюсь лезвием как шпателем. Обращаю ваше внимание на то что при нанесении мордана разными инструментами вы будете получать разную текстуру поверхности золоченого изделия. Итак наливаем мордан на стекло и тонким слоем наносим на всю поверхность, придаем рельеф и текстуру поверхности нанесенного клея. И самое основное на этом этапе — оставляем наше стекло в покое — в зависимости от используемоо клея от 20 минут до 12 часов

Далее наносим поталь на стекло, аккуратно притираем поталь, после чего закрашиваем поверхность.
Ну вот и все переворачиваем стекло и видим имитацию эгломизе.
Сразу говорю я непытался создать этой работой шедевр, а просто показываю технику исполнения работы.

МАСТЕР КЛАСС ПО ЭГЛОМИЗЕ

Запись Онлайн мастер-класса

Золотой дамаск

Делаем сундучок, который можно использовать как в комплекте с новогодними игрушками, так и для хранения украшений. Работа не только красивая, но и функциональная. Вы узнаете как можно сделать … Подробнее

Запись Онлайн мастер-класса

Мелодия сердец

Новогодние игрушки в ярких, радостных расцветках с эффектным свечением и переливами. 3 варианта декора с многослойными фонами: «Золотое Сердце», «Ледяное сердце» и «Пылкое сердце». Сделаем, … Подробнее

Запись Онлайн мастер-класса

Купюрница по Фен шуй

Дорогие друзья! Приглашаю Вас на онлайн мастер-класс по созданию Купюрницы с имитацией Аммолита, со светящимся полупрозрачной фоном и золотым литым кружевом.

Вы узнаете:

  • Как создать игру света и переливы множества ярких оттенков на поверхности аммолита.
  • Как создать многослойное фоновое покрытие шкатулки с эффектом свечения
  • Как создать красивое, эластичное кружево и сделать по нему золочение.

Сложность: для начинающих.

Запись Онлайн мастер-класса

Эгломизе

Основная цель данного мастер класса — имитация старинной декоративной техники эгломизе. Эгломизе — особый вид узора на стекле, выгравированный с обратной стороны по серебряной амальгаме геометрического узора или растительного орнамента с последующей позолотой или чернением гравированных мест.

Так вот, мы сделаем эту имитацию с помощью декупажа, а стеклянную поверхность заменим на более универсальную в декоре поверхность(Какую? Вы узнаете на занятии).

  • Мы сделаем имитацию стекла с амальгамой!
  • Мы сделаем золочение.
  • Сделаем имитацию мрамора.
  • Поработаем с витражной лентой.
  • Задекорируем фурнитуру в тон работы.
  • В итоге получим эксклюзивную, красивую и функциональную вещь!

Ваза Gold

  • Продолжая тему стекла, мы задекорируем вазу в винтажном стиле.
  • Для данной техники также подойдет любая прозрачная стеклянная посуда.
  • Вы сможете сделать простую, но эффектную работу.
  • Мы подготовим поверхность стекла к декору, заматируем ее.
  • Сделаем эластичные кружева, окрасим их.
  • Сделаем золочение работы.
  • Создадим элегантный сетчатый декор.
  • Задекорируем фурнитуру.
  • Поработаем с витражной ленточкой и украсим нашу работу стразами.
  • Мастер класс в видео формате, состоит из 6 уроков.
  • Продолжительность видео 1 час 10 мин

Запись Онлайн мастер-класса

Конфетница Silver

  • Декор стекла таит в себе огромную массу возможностей. На данный момент оно как раз на пике популярности. Я предлагаю вам создать своими руками комплект посуды в технике имитации серебра на стекле. Просто, быстро, стильно и красиво, и что не маловажно-функционально!
  • На занятии мы рассмотрим 2 варианта имитации серебрянной посуды на примере вазы и конфетницы.
  • Имитация старого серебра на стекле. Обзор материалов.
  • Сделаем литое кружево. Рассмотрим несколько видов материалов для его изготовления. Поговорим о достоинствах и недостатках этих материалов. Узнаем как улучшить качество кружева.
  • Рассмотрим различные варианты окрашивания кружева.
  • Патинируем кружево.
  • Залакируем поверхность.

Новогодние шары «Винтажный металл»

  • 3 варианта декора на стекле и пластике.
  • Готовимся к Новому году, делаем красивые подарки своими руками!
  • Новогодние шары выполнены в авторской технике, с использованием самодельного литого кружева. Неповторимый и оригинальный подарок к новогодним праздникам или прекрасное дополнением к оформлению праздничного стола!

В процессе обучения вы узнаете:

  • как создать эластичное, литое кружево для декора ;
  • как матировать стекло;
  • как имитировать матирование на пластике(2 способа);
  • как сделаем имитацию инея и льда;
  • декор на сложной поверхности.

Запись Онлайн мастер-класса

Новогодние шары «Белое кружево»

  • 3варианта декора на стекле и пластике.
  • Готовимся к Новому году, делаем красивые подарки своими руками!
  • Новогодние шары выполнены в авторской технике, с использованием самодельного литого кружева.
  • Неповторимый и оригинальный подарок к новогодним праздникам или прекрасное дополнением к оформлению праздничного стола !

В процессе обучения вы узнаете:

  • как создать эластичное, литое кружево для декора;
  • как матировать стекло;
  • как имитировать матирование на пластике(2 способа);
  • как сделаем имитацию инея и льда;
  • декор на сложной поверхности.

Комплект из 2-х мастер-классов: Новогодние шары «Белое кружево» + Новогодние шары «Винтажный металл»

Покупая данный комплект вы экономите 300

Мастер-классы

Запись Онлайн мастер-класса

Новогодние шары «Белое кружево»

3 варианта декора на стекле и пластике. Готовимся к Новому году, делаем красивые подарки своими руками! Новогодние шары выполнены в авторской технике, с использованием самодельного литого кружева. … Подробнее

Новогодние шары «Винтажный металл»

3 варианта декора на стекле и пластике. Готовимся к Новому году, делаем красивые подарки своими руками! Новогодние шары выполнены в авторской технике, с использованием самодельного литого … Подробнее

Запись выступления спикера Натальи Большаковой. Университет декупажа. Волшебная зима

Тема: Я дарю тебе нежность

Из мастер-класса вы узнаете:

Делаем белоснежные сердечки на елку. Поговорим о материалах для матирования пластика, литом кружеве и красивой упаковке.

Наталья Большакова

Декупаж- ее жизнь, ее любовь. С 2011 года активные продажи на Ярмарке мастеров. Основной стиль в работах-Романтический. На данный момент более 600 работ нашли свой новый дом. Залог успешных продаж-анализ спроса и предложения, а также универсальность и красота. Наталья счастлива, что ее работы получили признание покупателей! Они узнаваемы и пользуются большим спросом. Желание создавать только качественные, красивые и практичные вещи, осуществляется с помощью новых навыков, полученных на мастер-классах, с помощью обучения живописи и фотографии. Все, как в копилочку, вложено в рождение ее деток — ее работ! Огромное счастье- творить с любовью! Пусть совместное с автором творчество сделает и вас счастливее!

Техника «эгломизе»

ЭГЛОМИЗЕ́ (франц. églomisé) – способ и техника нанесения декора из золотой фольги на стекло, по фамилии французского рисовальщика, гравера, антиквара и писателя Жана-Батиста Гломи (J.-B. Glomy). Подобная техника была известна еще в Древнем Риме, Византии, западноевропейском Средневековье и в древнерусском искусстве. Однако название получила по фамилии французского мастера: «стекло Гломи» (франц. «verre eglomise»).

Ж.-Б. Гломи изготавливал картинные рамы, затем придумал украшать рамы и стекла для окантовки эстампов, акварелей и рисунков орнаментальным бордюром, сделанным из ажурной золотой или серебряной фольги, которую приклеивал с обратной стороны стекла. Гломи дополнял фольгу силуэтом из цветной бумаги и росписью. Стекло «эгломизе» использовали в эпоху Рококо, Неоклассицизма и Бидермейера не только для украшения рам, но и в качестве вставок в мебель, для столешниц, шкатулок, мираклей и каминных экранов. Подобный декор характерен и для русской мебели первой трети XIX в.

Сегодня же с развитием технологий, традиции забываются или мода отправляет в отставку множество уникальных техник. И как никто другой, итальянские мастера верны своим корням. На родине муранского стекла и лучших стеклодувов по сей день существует фабрика Arte Veneziana, которая производит мебель, зеркала, аксессуары по старинным технологиям.

МАСТЕР-КЛАСС в категории Декупаж

В этом МК вы сможете научиться комплексным приемам состаривание и создания старых зеркал. Поняв суть, самостоятельно сможете создавать более легкие или сложные предметы. К этому МК я приготовила достаточное колличество фотографий, на которых изображены мебель и предметы, исполненные в технике Эгломизе. Они вам помогут в вашей практике.

Кроме того в этом МК представлен способ имитации белого мрамора — достолепного камня, который невероятен всегда и во все времена, придает массивность любому предмету.

После просмотра и практики вы сможете:

1. Несколько способов показать, что данное зеркало состарилось;

2. Создать интересные коричневатые пятна на стекле, что является верным признаком старости зеркала;

3. Чем и как можно создать пятна, похожие на влагу, которая пробилась сквозь года;

4. Создать эффекты потресканного серебра по стеклу, которые получаются от старости ;

5. Подоборать картинки и орнаменты под техтику Эгломизе;

6. Как зафиксирывать стекло на подносе на вечные времена.

По имитации белого мрамора:

1. Создание автентичного фона под белый мрамор — это залог вашего успеха;

2. Рисование прожилок и как движутся руки для получения красивых прожилок — важный момент в светлых тонах мрамора;

3. Сколько этапов надо пройти, чтобы закончить рисовать мрамор и некоторые другие советы и тонкости.

После нажатия кнопки «Купить», в случае если Вы авторизованы на сайте, Вы проверяете Ваши контактные данные и нажимаете кнопку «Все указанно правильно».

В случае если Вы не авторизованы, Вам будет предложено авторизоваться либо зарегистрироваться.

После авторизации/регистрации Вы проверяете Ваши данные и нажимаете кнопку «Все указанно правильно».

Вы будете переадресованы на страницу платежной системы, где Вы можете выбрать удобный для Вас способ оплаты.

Обратите внимание, у всех платежных систем, достаточно высокие требования к защите Ваших личных данных и если Вы не можете попасть на страницу платежной системы необходимо войти с более нового интернет браузера, рекомендуем воспользоваться, например, браузером google chrome https://www.google.ru/chrome/browser/desktop/

В случае если ни один из предоставленных способов оплаты Вам не подходит, Вы можете нажать на ссылку расположенную внизу страницы «Отказаться от оплаты и вернуться в магазин». После этого Вы попадете на страницу где будут указаны реквизиты для перечисления через любое отделение банка на карту Сбербанка. Если и данный вариант оплаты Вам не подходит, напишите нам на почту info@voblakax.ru и мы сможем найти удобные для Вас варианты оплаты.

После оплаты купленного Вами мастер-класса, вместо кнопки «Купить» у Вас появится кнопка «Скачать», нажмите на нее и скачайте мастер-класс. Приятного Вам просмотра!

Обратите внимание, регистрация необходима для создания вашего индивидуального Личного кабинета, в котором будут сохранены ссылки на купленные Вами мастер-классы, для того, чтоб Вы в любой, удобный для Вас момент могли воспользоваться ими.

Также для того, чтобы наши менеджеры могли связаться с Вами в случае, если у Вас возникнут затруднения с покупкой.

Мастер класс по эгломизе: и снова декупаж

Опубликовал: admin в Поделки 18.04.2020 0 115 Просмотров

Мастер класс по эгломизе: пошаговая инструкция для начинающих мастериц с фото и видео материалом

С каждым годом мы больше убеждаемся, что всё новое – хорошо забытое старое. И неудивительно, ведь так много оригинальных вещей можно сделать из уже ненужных предметов, давно нашедших себе место где-нибудь в уголке кладовой. Несомненно, там же у любой девушки можно отыскать старое, ненужное настольное или большое навесное зеркало. И кто бы мог подумать, что у этой, уже отжившей своё вещи, может быть продолжение в виде старинного предмета декора, способного украсить любую комнату. А поможет вам в обновлении старого зеркала наш мастер класс по эгломизе!

Перед началом работы стоит немного ознакомиться с самой техникой эгломизе. Прежде всего нужно сказать, что данная техника считается холодной, так как предполагает нанесение на стекло металлической фольги при помощи прозрачного клея с последующей гравировкой по ней изображения тонкой иглой. После удаления фольги с места рисунка и нанесения на него краски, на обратной стороне стекла проявляется чёрный (обычно используется именно этот цвет) рисунок на золотом или серебряном фоне. Всё довольно просто.

Мастер класс по эгломизе: делаем зеркало с золотым орнаментом своими руками

Прежде чем приступить к декорированию нашего зеркала, необходимо подготовить довольно большое количество материалов. Скорее всего не так уж много вещей из указанного ниже списка окажется под рукой у начинающей рукоделицы, но тем не менее их можно без особой трудности приобрести в специализированном магазине.

Необходимые материалы:

  • Подставка для зеркала без стекла.
  • Чистое стекло по форме будущего зеркала.
  • Трафаретная плёнка.
  • Сусальные серебряные листы.
  • Сусальные золотые листы.
  • Асол — состав для золочения зеркала.
  • Мордант — универсальный клей для золочения и нанесения сухих пигментов.
  • Кисть обычная толстая.
  • Кисть широкая однорядная.
  • Тарелка.
  • Бутылочка вазелина.
  • Ватные диски.
  • Резиновые перчатки.
  • Ручка или иголка.
  • Аэрозольный баллончик с чёрной краской.
  • Плотная картонка.
  • Кусок синтепона.
  • Кусок ткани.
  • Ножницы.

Оказывается, сделать декупаж для старого или слишком простого на вид зеркала не так сложно, как может показаться. А для достижения лучшего и быстрого результата внимательно следуйте предложенным инструкциям, и у Вас обязательно всё получится!

1) Берём трафаретную плёнку, снимаем с одной её стороны — монтажную и кладем этой стороной на стекло, после чего с усилием разглаживаем поверхность плёнки для более плотного приклеивания. Затем снимаем с другой стороны монтажную плёнку. Таким образом, наклеиваем на будущее зеркало орнамент.

2) Окунаем в раствор Асола широкую кисть и промазываем этой жидкостью поверхность стекла. После берем тарелку и по её ободку распределяем несколько капель вазелина. Затем проводим широкой однорядной кистью по вазелиновому ободку и подцепляем ею сусальные серебряные листы, распределяя их таким образом по всей поверхности стекла. Дожидаемся пока раствор Асола высохнет, и серебряные листы хорошо прилипнут.

3) Берём ватный диск и с его помощью отшелушиваем с поверхности зеркала высохшие серебряные листы и тем самым убираем трафарет. Получается, на стекле остаются фигуры по форме использованного орнамента на серебряном фоне.

4) Надеваем резиновые перчатки, берём ватный диск и смачиваем его в Морданте, после чего смачиваем им всю поверхность зеркала.

5) Накладываем на зеркало сусальные золотые листы таким же образом, как и серебряные.

6) Теперь нужно поместить зеркало на светлое панно. Если в наличии нет ничего подходящего, можно включить свет в комнате, к которой пристроен балкон, выйти на него и приложить к стеклу зеркало. Так будет отчетливо виден весь орнамент на поверхности предмета, поэтому можно брать ручку или иглу и выцарапывать ею узоры по границе орнамента.

7) Следующим шагом берём аэрозольный баллончик и с его помощью покрываем чёрной краской всю поверхность зеркала до тех пор, пока она полностью не почернеет. Перевернув зеркало обратной стороной, можно увидеть хорошо проявившийся золотой рисунок на серебряном фоне.

8) Затем вырезаем картонку по форме будущего зеркала, покрываем её поверхность клеем и кладём на кусок синтепона, который после обрезаем ножницами по краям до нужного размера.

9) Потом берём небольшой кусок ткани и вырезаем из него круг по диаметру зеркала, но на 1 сантиметр больше.

10) Теперь кладём на вырезанный кусок ткани картонку и склеиваем их по краям. Получается мягкая и красивая подушечка.

11) Наконец, берём раму для зеркала, в неё вставляем получившееся стекло с орнаментом, а на него кладём подушечку и заделываем рамку сзади.

Получилось чудное зеркало с золотыми узорами на свето-серебристом фоне. Его заслуженно можно поставить на самое видное место в гостиной, чтобы внести разнообразие в привычную обстановку, а также продемонстрировать свои навыки мастерицы приходящим в гости друзьям и родственникам.

Видео по теме

Надеемся наш мастер класс смог помочь вам улучшить свои навыки в рукоделии и облегчил освоение такой непростой техники, как эгломизе. В заключение мы хотели бы предложить Вам ознакомиться с несколькими материалами по этой теме, которые позволят вам выполнять красивые и оригинальные предметы декора своими собственными руками. Приятного изучения!

Эгломизе

ЭГЛОМИЗЕ́ — техника декора, изображение с обратной стороны стекла. Чаще всего эгломизе украшались рамы картин и зеркал, детали мебели.

Есть живопись «на стекле» (с лицевой стороны ) и «под стеклом» с оборотной стороны стекла. Эти две категории различаются принципиально разным подходом и сложностью.

Если при живописи «на стекле» краски наносятся классическим способом, также как и на другие основы, то при живописи «под стеклом» сначала выполняются все детали, а только затем — фон. Пишут от переднего плана к заднему, сначала блики и ярчайшие света и глубокие тени, потом средние тона.
Это очень сложно для художника.

Crucifixion
Umbria (probably, made)
1370-1380

Термин «эгломизе» — первоначально «гломизе» появился в лексиконе французских антикваров второй половины XVIII века: он явился производным от имени парижского рисовальщика и изготовителя рам Жана Батиста Гломи (Jan Baptiste Glomi). Считалось, что он первым использовал особую технику живописи на стекле, с применением золотой и серебряной фольги для обрамления графических листов стеклянными рамами.

Термин получил широкое распространение в XIX веке и применялся к таким образцам живописи «под стеклом», которые были гораздо старше, чем Ж.Б. Гломи.

Самые ранние произведения, близкие по технике исполнения к эгломизе, датируются III веком до нашей эры, когда такого термина еще не существовало. Это — стеклянные сосуды, состоящие из двух частей, внешней и внутренней, между которыми заключен рисунок, выгравированный из листового золота. Древнего названия этой техники не сохранилось.

Техника эгломизе относится к разряду «холодной» живописи «под стеклом».
Но, строго говоря, ее нельзя отнести к чисто живописным техникам, так как основной ее составляющей является нанесение на стекло при помощи какого-либо прозрачного клея металлической фольги (чаще всего используется листовое золото, но встречаются работы с листовым серебром и даже цинковой фольгой) с последующей гравировкой по ней рисунка тонкой иглой. После удаления фольги с тех мест, где должно быть видно изображение, прямо на фольгу наносится какая-либо краска. Вследствие этих операций на лицевой стороне стекла можно
увидеть черный (или какого-нибудь другого цвета) рисунок на золотом (серебряном и т.п.) фоне.

LORENZO Monaco
Virgin and Child Enthroned with Sts John the Baptist and John the Evangelist
1390s
Gold foil and oil paint on glass, 17 x 18 cm
Musée du Louvre, Paris

В средние века эгломизе использовали в декоре церковной утвари и украшений:
——————————-

Reliquary of Mary Magdelene, 14th or 15th Century Tuscany, Italy
Courtesy of the Metropolitan Museum of Art

The technique used here is known as ‘verre églomisé’, even though in this case rock crystal has been used instead of the more usual glass.
—————————

Техника эгломизе сначала
использовалась, в основном, для создания миниатюр.
В большинстве это портретные силуэтные миниатюры, оформлявшиеся в качестве медальонов и служившие как вставки в табакерки или различного рода коробочки, небольшие вещи.

Солонка (Тюдоры)
Unknown
1592-1593
This ‘salt’ is a large, ceremonial object which would have been placed in front of the head of the household or the guest of honour as a container for salt during a meal. Salts were among the most important pieces of metalwork in a Tudor or Stuart household.

A SOUTH EUROPEAN GILTWOOD AND VERRE EGLOMISE PANEL
MID-18TH CENTURY

Были виртуозы этой техники, методом «наоборот» создавались настоящие картины:

Painting on glass
Verre églomisé; chased gilt bronze frame
Unknown
1660-75
This brilliant jewel-like image depicts the conversion of Mary Magdalen
———————

Eglomisé mit allegorischer Darstellung der Prüfung des Glaubens. Zürich, um 1610–1620. Hinterglasgemälde, 33,5 cm x 42,5 cm
Schweizerisches Nationalmuseum, Zürich
Date
c. 1610-1620
————————

Jan van der Heyden (1637–1712)
View in the woods.
Date
between 1660(1660) and 1690(1690)
Verre églomisé

Зеркала
Pair of Early 18th Century Venetian Verre Eglomise Mirrors
Venice Italy
Circa 1720
Rare Pair of Venetian Reverse Painting on Glass Mirrors. Mythological scenes

Apotheose der Helvetia, mit den 13 Wappen der alten Orte. Hinterglasgemälde (Eglomisé), 26 cm x 33.5 cm
Schweizerisches Nationalmuseum, Zürich,
1773

Jonas Zeuner (1727–1814)
1796
Verre églomisé.

Jonas Zeuner (1727–1814)
Dutch stained-glass artist, painter and draughtsman
Title
Pupils lined up at the Zeerecht building in Amsterdam.
Date 1796
Verre églomisé.
(Inventory)Rijksmuseum Amsterdam

English 18thc Eglomise English Bird Hunting Painting

«The Bury Hunt», lithograph, originally painted by C. Agar and engraved by F. Bromley. Eglomise matte.

19th Century print Eglomise

Églomisé —
Ca. 1790,(18,5 x 11,8 cm)

Snuffbox
Blerzy, Joseph-Etien
1789-1790
Villar (panels, artist)

This box has been painted with symbols of love — a girl holding a dove and on the base, flowers, a dove, a quiver of arrows and a harp. The background of the box is painted to resemble guilloché enamel.

Постепенно эгломизе стали применять в декорировке больших вещей: стеклянных вставок в мебели и столешницах.

Х.Мейер. Столик со столешницей, расписанной в технике эгломизе. 1770–1780-е годы. Государственный музей-заповедник «Павловск»

Столик со стеклянной столешницей с изображением сцены поклонения волхвов , Конец 18 в.
Россия. Эрмитаж.

Бюро
Россия, Санкт-Петербург. Мастерская Г. Гамбса (?).
1800-е

Дуб (основа), красное дерево, латунь, бронза, стекло, сафьян; фанеровка, эгломизе

Rare Philadelphia Federal inlaid and églomisé secretary bookcase, circa 1800.
—————————————

Stunning Scarlet Chinoiserie Queen Anne Style Cabinet
Continental
19th C
Unusual Stunning Queen Anne Style Chinoiserie decorated China Cabinet or display cabinet vitrine with eglomise rooster panels

An elaborate neoclassical side table in giltwood, ormolu and eglomise with a marble top and a center eglomise panel with a child and a lion that the catalog noted may have been Russian realized $25,740.
————————-

A George III Period Pedestal Base Side Table with Flip Top
United Kingdom
Circa 1820

top with later inset verre eglomise decorated surface depicting Chinoiserie figures in an imaginary landscape.

Table with ‘Etruscan’ Decor in Verre Eglomise
Italy, late 18th — early19th century
Moulded, carved and gilded wood; verre eglomese H. 90.5cm
1930
————————-

Venetian giltwood & verre eglomise silvered oval two tier cocktail table

cream-painted and parcel-gilt, and Verre eglomise console
FRANCE

Прикроватные тумбочки
Pair of Hollywood Regency night stands; gilt and mirrored surfaces with reverse painted floral designs.

Eglomise and Lucite Cabinet
A fabulous cabinet of gorgeous design, decorated in etched silver with ormulu detail, featuring lift-up top, mirrored interior with secret compartments, eight drawers and set-back cupboard.
Italy C. 1920’s
———————

An Eglomise Veneered Vanity/Desk by New Era Glass
United States
1930’s

Serge Roche Eglomise Mirrored Cabinet
France
1940s

Four panel eglomise screen
United States
1940’s

A screen depicting Classical figures against a silver leaf ground with gold gilt details
———————

Maison Jansen 2-Door Cabinet
France
1920s
Fine French Louis XV style limed-oak cabinet, circa 1920s

In Directoire style with Mahogany

Pair of 19th Century Eglomise Venetian Mirrors
Italy

19th Century
Eglomise Venetian Mirrors. Original Gilt and Gesso Frames

Classical Giltwood Mirror with Eglomise Panel of Mt. Vernon
American
c.1820

Federal Gilt Wood Mirror with Eglomise Tablet
America
Ca. 1815-1820

Pair of English Edwardian Giltwood Mirrors
England
Circa 1910
————————

American Federal Eglomise And Carved Mirrors
American
19th c
—————————————

Stunning Antique Italian Parcel Gilt Adams Mirror, with Eagle, urns, Lion Paw with inset of Roman scene on terracotta eglomise panel.
—————————————- ———

Verre Eglomise Wall Mirror
France
1940’s

Hollywood Regency Mirror w/ Eglomise Design c. 1940’s

Pair Jansen Eglomise Oval Sconces
France
late 19th century/early 20th century

A pair of glass gilded lamps, Pitti décor, circa 1940.

Glass gilded lamp, antique décor, circa 1940.
———————————

Pair of Eglomise Chinoiserie Lamps
circa 1950
——————————

France
1970s
Two 1970s lamps in eglomised glass with gilt and silver tone, decorated with antique figures set in medallions.

An Eglomise Lamp, 20th Century

eglomise glass lamp with classical decoupage figure of Alexander the Great atop his black stallion Bucephalas, against tortoise-shell reverse painted background.
1940

=============================
Verre églomisé, from the French term meaning glass gilded, is a process in which the back side of glass is gilded with gold or metal leaf.

In one method, the metal is adhered using a gelatin adhesive, which results in a mirror-like, reflective finish in which designs are then engraved. The metal leaf may be applied using oil-based adhesives (goldsize varnish) to achieve a matte finish. The gilding may also be combined with reverse painting on glass.

The technique dates back to the pre-Roman eras, but its name is derived from 18th century French decorator and art-dealer Jean-Baptise Glomy (1711–1786) who is responsible for its re-popularization.

One of the key historical periods of the art was in Italy during the 13th to 16th centuries. Small panels of glass with designs formed by engraved gilding were applied to reliquaries and portable altars. The method used is described by Cennino Cennini. It has also been used throughout Europe since the 15th century, appearing in paintings, furniture, drinking glasses and similar vessels and jewelry. It is also often seen in the form of decorative panels of mirrors, clock faces, and in more recent history, as window signs and advertising mirrors.

Мастер класс по эгломизе: и снова декупаж

Опубликовал: admin в Поделки 18.04.2020 0 116 Просмотров

Мастер класс по эгломизе: пошаговая инструкция для начинающих мастериц с фото и видео материалом

С каждым годом мы больше убеждаемся, что всё новое – хорошо забытое старое. И неудивительно, ведь так много оригинальных вещей можно сделать из уже ненужных предметов, давно нашедших себе место где-нибудь в уголке кладовой. Несомненно, там же у любой девушки можно отыскать старое, ненужное настольное или большое навесное зеркало. И кто бы мог подумать, что у этой, уже отжившей своё вещи, может быть продолжение в виде старинного предмета декора, способного украсить любую комнату. А поможет вам в обновлении старого зеркала наш мастер класс по эгломизе!

Перед началом работы стоит немного ознакомиться с самой техникой эгломизе. Прежде всего нужно сказать, что данная техника считается холодной, так как предполагает нанесение на стекло металлической фольги при помощи прозрачного клея с последующей гравировкой по ней изображения тонкой иглой. После удаления фольги с места рисунка и нанесения на него краски, на обратной стороне стекла проявляется чёрный (обычно используется именно этот цвет) рисунок на золотом или серебряном фоне. Всё довольно просто.

Мастер класс по эгломизе: делаем зеркало с золотым орнаментом своими руками

Прежде чем приступить к декорированию нашего зеркала, необходимо подготовить довольно большое количество материалов. Скорее всего не так уж много вещей из указанного ниже списка окажется под рукой у начинающей рукоделицы, но тем не менее их можно без особой трудности приобрести в специализированном магазине.

Необходимые материалы:

  • Подставка для зеркала без стекла.
  • Чистое стекло по форме будущего зеркала.
  • Трафаретная плёнка.
  • Сусальные серебряные листы.
  • Сусальные золотые листы.
  • Асол — состав для золочения зеркала.
  • Мордант — универсальный клей для золочения и нанесения сухих пигментов.
  • Кисть обычная толстая.
  • Кисть широкая однорядная.
  • Тарелка.
  • Бутылочка вазелина.
  • Ватные диски.
  • Резиновые перчатки.
  • Ручка или иголка.
  • Аэрозольный баллончик с чёрной краской.
  • Плотная картонка.
  • Кусок синтепона.
  • Кусок ткани.
  • Ножницы.

Оказывается, сделать декупаж для старого или слишком простого на вид зеркала не так сложно, как может показаться. А для достижения лучшего и быстрого результата внимательно следуйте предложенным инструкциям, и у Вас обязательно всё получится!

1) Берём трафаретную плёнку, снимаем с одной её стороны — монтажную и кладем этой стороной на стекло, после чего с усилием разглаживаем поверхность плёнки для более плотного приклеивания. Затем снимаем с другой стороны монтажную плёнку. Таким образом, наклеиваем на будущее зеркало орнамент.

2) Окунаем в раствор Асола широкую кисть и промазываем этой жидкостью поверхность стекла. После берем тарелку и по её ободку распределяем несколько капель вазелина. Затем проводим широкой однорядной кистью по вазелиновому ободку и подцепляем ею сусальные серебряные листы, распределяя их таким образом по всей поверхности стекла. Дожидаемся пока раствор Асола высохнет, и серебряные листы хорошо прилипнут.

3) Берём ватный диск и с его помощью отшелушиваем с поверхности зеркала высохшие серебряные листы и тем самым убираем трафарет. Получается, на стекле остаются фигуры по форме использованного орнамента на серебряном фоне.

4) Надеваем резиновые перчатки, берём ватный диск и смачиваем его в Морданте, после чего смачиваем им всю поверхность зеркала.

5) Накладываем на зеркало сусальные золотые листы таким же образом, как и серебряные.

6) Теперь нужно поместить зеркало на светлое панно. Если в наличии нет ничего подходящего, можно включить свет в комнате, к которой пристроен балкон, выйти на него и приложить к стеклу зеркало. Так будет отчетливо виден весь орнамент на поверхности предмета, поэтому можно брать ручку или иглу и выцарапывать ею узоры по границе орнамента.

7) Следующим шагом берём аэрозольный баллончик и с его помощью покрываем чёрной краской всю поверхность зеркала до тех пор, пока она полностью не почернеет. Перевернув зеркало обратной стороной, можно увидеть хорошо проявившийся золотой рисунок на серебряном фоне.

8) Затем вырезаем картонку по форме будущего зеркала, покрываем её поверхность клеем и кладём на кусок синтепона, который после обрезаем ножницами по краям до нужного размера.

9) Потом берём небольшой кусок ткани и вырезаем из него круг по диаметру зеркала, но на 1 сантиметр больше.

10) Теперь кладём на вырезанный кусок ткани картонку и склеиваем их по краям. Получается мягкая и красивая подушечка.

11) Наконец, берём раму для зеркала, в неё вставляем получившееся стекло с орнаментом, а на него кладём подушечку и заделываем рамку сзади.

Получилось чудное зеркало с золотыми узорами на свето-серебристом фоне. Его заслуженно можно поставить на самое видное место в гостиной, чтобы внести разнообразие в привычную обстановку, а также продемонстрировать свои навыки мастерицы приходящим в гости друзьям и родственникам.

Видео по теме

Надеемся наш мастер класс смог помочь вам улучшить свои навыки в рукоделии и облегчил освоение такой непростой техники, как эгломизе. В заключение мы хотели бы предложить Вам ознакомиться с несколькими материалами по этой теме, которые позволят вам выполнять красивые и оригинальные предметы декора своими собственными руками. Приятного изучения!

Эгломизе — Шинуазри

Звоните и заказывайте

Эгломизе – Шинуазри́ : является стилевым направлением, получившем своё развитие как ветвь стиля рококо.

Техника живописи, которая выполняется с обратной стороны стекла при помощи золотой фольги. Ее применяют при оформлении картинных рам, зеркал и других элементов стеклянной мебели. Подобные виды узора пользовались большой популярностью в эпоху классицизма

Эгломизе , Шинуазри для мебели изготавливается на стекле 2 мм, 3 мм, 4 мм.

Шинуазри, Павлин.

Плитка, сделана в технике Шинуазри .

Современная техника рисунка Шинуазри отличается от классической тем что в ней совмещается две технологии,
Эгломизе и Шинуазри.

Все работы выполняются исключительно художником в ручную и учитывают тональность интерьера помещения.

Плитка выполнена в технике Эгломизе

Плитка стеклянная, тиснёная эгломизе.

Различные варианты фактуры позолоты и потали на стекле

На нашем сайте Вы можете заказать элементы дизайна эгломизе.

Эта технология осуществляется вручную опытными мастерами.

Кухонный фартук Хохлома выполнен в технике Эгломизе.

Стекло 6мм, золотая поталь.

размер 3000 мм — 700мм

Принимаем заказы на изготовление кухонных фартуков ( скинали) .

Стеклодока». Стекольно-зеркальная мастерская. Стекло, зеркала, витражи
+7(915) 253 70 62

Арт-фотография. Авторский курс Сергея Романова

Программа для тех, кто интересуется авторской фотографией и/или ищет новые пути профессионального развития.

Как сделать фотографию востребованным предметом искусства? Мастер курса поделится профессиональными навыками и личным опытом. В практической части программы слушателей ждет всестороннее изучение техники амбротипии и «золотых» техник оформления работ.

В данный момент набор на этот курс обучения не осуществляется!

Предлагаем Вам:

  • oзнакомиться со списком актуальных курсов обучения фотографии;
  • подписаться на новости фотошколы, чтобы вовремя узнать, когда начнется набор на данный курс.
  • позвонить нам и получить ответы на возникшие вопросы.

Сейчас, когда собственной фотокамерой не обзавелись только самые стойкие, фотография стала массовой, доступной и обыденной. Но существует и другой мир: мир уникальных отпечатков и ограниченных тиражей; мир, где фотографы не готовят версию «под Интернет» и не отдают исходники, а фотографии продаются по цене автомобиля. Как создается уникальная фотография? Как попасть в мир галерей, музеев и аукционов? Как начать продавать свои работы? Ответы на эти и многие другие вопросы получат слушатели учебной программы Сергея Романова «Арт-фотография».

Вступительное слово автора и преподавателя курса обучения:

Безусловно, остались избранные… В шрифтовом наборе это каллиграфы — дорогие и красиво пишущие. Из художников выжили те, кто создает единичные и уникальные произведения.

Сейчас мы подошли к тому моменту, когда профессия коммерческого фотографа тоже отходит в небытие. Свадебные фотографии с айфонов всех друзей семьи получатся ну никак не хуже, чем от одного «профессионального» фотографа. Женщина, имеющая сиськи, губы, телефон, зеркало и кучу времени в конце концов сфотографирует себя так, как ей нужно. Каталожку своими силами снимают сами производители. Работа с журналами — пустое и до смешного дешево.

Предположу, что в коммерческой фотографии, как и в других «ушедших» профессиях, останутся только те, кто делает единичный качественный продукт. Тот, который не смогут повторить ни друзья с айфонами, ни селфи-девушки перед своим зеркалом.

Производители фотоаппаратов и дальше будут совершенствовать технику и вы — не последние, кто ее купил. Но все больше людей не хотят вешать на стену цифровые постеры — выглядит слишком дешево и очень напоминает кабину водителя камаза — и ищут уникальности. Я предлагаю вам путь в арт-фотографию, в создание артефакта, в неповторимость работ. В фотографию, которая останется во времени.

Сергей Романов. Автор и преподаватель курса «Арт-фотография»

Работы преподавателя

Слушателей данной программы ждет всестороннее практическое изучение фотографической техники амбротипии и «золотых» техник оформления работ. Мастер расскажет, как получить уникальный отпечаток — единицу искусства — а также как и кому его можно продать. Под руководством преподавателя слушатели получат свои первые фотопластины*. Полученные на фотокурсе знания позволят начать свой путь в мире арт-фотографии.

*Стоимость всех расходных материалов включена в стоимость программы. По окончании обучения каждый слушатель получает сделанные им на занятиях работы.

Слушатели фотокурса «Арт-фотография» смогут:

  • познакомиться с альтернативными возможностями профессионального развития в фотографии;
  • выяснить, как начать свой путь арт-фотографа и как продавать свои работы;
  • понять, что такое артефакт и как он создается;
  • разобраться в структуре рынка арт-фотографии и научиться взаимодействовать с его участниками;
  • узнать все о мокроколлодионном процессе (амбротипия);
  • самостоятельно работать с необходимыми химическими реактивами;
  • научиться обращаться с крупноформатной (карданной) камерой;
  • понять, как совместить несколько кадров «без фотошопа»;
  • познакомиться с «серебряной» и «золотой» фотографией;
  • узнать много нового об объективах и их рисунках;
  • по-новому взглянуть на работу со светом;
  • получить свои первые самостоятельные арт-работы.

Из студии мастера

Программа обучения

Финальная обработка пластины. «Золотые» арт-техники: эгломизе, оротон

Заключительный урок посвящен техникам оформления работ с использованием сусальных материалов. Рассматриваемые техники эгломизе и оротон позволяют создать на основе уже известных слушателям амбротипов роскошные «золотые» фотопластины.

  • Основы и особенности процессов эгломизе и оротон.
  • Необходимые материалы (клеи, лаки, сусальное золото, серебро, поталь).

  • Подготовка стекла с изображением.
  • Нанесение сусальных материалов на стекло.
  • Оформление работы.

  • Ответы на вопросы слушателей.
  • Подведение итогов обучения.
  • Информация о текущем наборе на обучение

    Даты занятий: уточняется
    График занятий: четверг и пятница с 19:30, суббота и воскресенье с 14:00.
    Место: фотостудия Сергея Романова (метро Электрозаводская, ул. Электрозаводская, 21, проходная Электрозавода №3).
    Длительность занятия: 3-4 часа.
    Размер группы: не более 6 человек.

    Стоимость обучения в группе — 21 000 рублей.
    Запись на обучение производится по предоплате. Размер предоплаты — 5 000 рублей.
    Оставшаяся часть оплаты вносится на первом занятии.

    Получить ответы на возникшие вопросы можно по телефону (495) 227-37-75.

    Обратите внимание, что оплачивая свою заявку, Вы соглашаетесь с договором-офертой с преподавателем на предоставление места в группе. Пожалуйста, дождитесь получения договора-оферты на указанный в заявке адрес e-mail и совершайте оплату только в случае полного согласия с его условиями.
    Информация с этой страницы не является публичной офертой и представлена в ознакомительных целях.

    О преподавателе

    Еще недавно был известным фотографом мужского глянца (на его счету бесчисленные обложки PLAYBOY, MAXIM, XXL). Увлекшись альтернативными фотопроцессами, полностью поменял свое творческое кредо, обратившись в сторону арт-фотографии, и сразу снискал внимание мирового зрителя — только за 2015 год его работы появились на обложках и страницах арт-изданий BLUR (Европа), Blue Marlin (Ибица), la Repubblica (Италия), Art Voices (США), L. I. Art (Франция), PROFIfoto (Германия).

    Регулярно участвует в крупнейших зарубежных выставках, в числе которых Art Nocturnal ArtHouse 2014 (Монако); Maimi SELECT 2014 (США); ArtPalmBeach 2015 (США); ArtWynwood Art Fair, 2015 (США); ArtMix Evartspace 2015 (Женева) Art Paris Art Fair 2020 и др.

    Больше работ преподавателя

    Отзывы о курсе обучения

    Я очень благодарна Сергею за этот бесценный курс, за возможность общаться с настоящим художником и мастером своего дела и за вдохновение, которое я получила за эти дни. Это было как путешествие в совершенно другой мир. Амбротипы «живьем» большого размера, не на экране монитора, а в мастерской мастера, поражают своим объемом и глубиной, это нужно видеть. К тому же, оказалось, что сам процесс съемки и проявки стекол не такой уж сложный, при желании научиться этому вполне реально.

    Очень рекомендую этот курс всем, кто устал от однообразия и предсказуемости цифровой фотографии, кому хочется узнать что-то новое не только об амбротипии, но и о художественной фотографии вообще.

    Мария Кикоть | 2020-08-16 [192]

    Башнесносящий курс! Вы будете лицезреть настоящее волшебство, более того вы научитесь этому! Потрясающе простые, но глубокие философские беседы Романова о сути фотографии, об авторах, о вдохновении, дельные советы о коммерческой стороне дела — все это меняет мироощущение!

    Романов для меня гуру, живой классик, непревзойденный в амбротипе! А я тот счастливчик, которому невероятно повезло стать учеником мастера! Коллодийный процесс интересен сам по себе, но только Романову удаётся превратить амбротипные снимки в Fine Art.

    Безусловно, я считаю амбротип основным направлением курса, но помимо этого вы узнаете о других не менее интересных техниках, каждый найдёт для себя свою сокровенную информацию.

    Повышайте свою Планку, друзья!

    Елена Павлова | 2020-08-12 [189]

    Мне посчастливилось пройти у Сергея его авторский курс! В то время я стоял перед выбором, к какому мастеру современности обратиться и выбрал амбротип. И вот я скажу, ребята — это волшебство!

    Ранее, с детства, я увлекался съемкой на пленку, сам проявлял, сам и печатал. Потому аналоговый способ сохранения мгновений окружающего мира мне был так близок. Но амбротип полностью перевернул мое представление о фотографии — вот где настоящее искусство, вот где истинное движение жизни! С первой пластины это вид фотографии проник мне в душу и поселился в ее глубине на вечные годы, что, впрочем, вполне соответствует принципам «бессмертных отпечатков».

    Личная благодарность Сергею за его добродушие и ту бесценную информацию, которой он щедро делится с учениками — для меня это был мощный апгрейд творчества, и сильнейший трамплин в достижении поставленных целей, список которых, благодаря курсу, сильно расширился.

    Александр Богуславский | 2020-08-01 [188]

    Курсы обучения фотографии:

    Тематические уроки по фотографии:

    Мастер-классы для фотографов:

    © 2006 — 2020 Фотошкола Михаила Панина

    Тексты и изображения, содержащиеся на этом сайте, представлены для ознакомления с учебными программами фотошколы и условиями обучения фотографии. Любое копирование и использование текстов и изображений этого сайта без предварительного письменного согласия руководства фотошколы запрещено!
    [ Карта сайта ] [ Письмо администратору ]

    МАСТЕР КЛАСС ПО ЭГЛОМИЗЕ

    Термин «Эгломизе» — первоначально «гломизе» появился в лексиконе французских антикваров второй половины XVIII века: он явился производным от имени парижского рисовальщика и изготовителя рам Жана Батиста Гломи (Jan Baptiste Glomi, — 1786 год). Считалось, что он первым использовал особую технику живописи на стекле, с применением золотой и серебряной фольги для обрамления графических листов стеклянными рамами. Термин получил широкое распространение в XIX веке и применялся также и «по обратному принципу» — к образцам живописи «под стеклом», которые были гораздо старше, чем Жан Батист Гломи.

    К сожалению, подробности жизни самого Гломи (Glomy) нам мало известны. До нас дошли крайне скупые сведения о том, что он был рисовальщиком, гравером по меди. Известны его рисунки ландшафтов пером и акварелью и гравюры (Nagler G.K. Neues allgemeines Kunstler -Lexicon. Munchen. 1837. V. 5. S. 241). В одном из словарей можно прочесть, что он был парижским знатоком искусства, торговал антиквариатом, занимался рисованием и гравировкой. Подписывался инициалами: «J. В. G.». Известны его гравюры по оригиналам Ф.Буше и В.Пикара.

    Живопись под стеклом, как украшение рам для картин — «verre Eglomise», все таки ошибочно считается его изобретением (Allgemeines Lexikon der Bildenen Kunstler. Hg. von Ulrich Thime u. Felix Becker, ab bd.16 von Hans Vollmer. Leipzig. 1907— 1947. V. XIV. S. 264). Справедливости ради необходимо заметить, что на несколько веков раньше Жана Батиста Гломи эту технику исполнения мы можем видеть у древних римлян (которые сами якобы передрали ее у этрусков), но, как часто бывает, авторские права не принадлежат реальному изобретателю.

    В принципе, существуют две принципиально различные техники живописи на стекле: так называемая «теплая» или «обожженная» и, соответственно, «холодная». К первой принадлежит классическая средневековая витражная живопись. Ко второй относятся виды живописи, в которых стекло просто расписывают красителями, не подвергая его ни до, ни после этого термической обработке. «Холодную» живопись можно разделить на два основных типа, в зависимости от того на какую сторону стекла наносится красочный слой.

    Это живопись «на стекле» («с лицевой стороны стекла») и «под стеклом» («с оборотной стороны стекла» либо «за стеклом»). Эти две категории различаются принципиально разным подходом к наложению красителей. Если при живописи «на стекле» краски наносятся классическим способом, также как и на другие основы (холст, бумага и так далее), то при живописи «под стеклом» сначала выполняются все детали, а только затем — фон. Пишут от переднего плана к заднему, сначала ярчайшие света и глубокие тени, потом средние тона. Перекрывание локальных тонов завершает работу.

    Техника «Эгломизе» относится к разряду «холодной» живописи «под стеклом». Но, строго говоря, ее нельзя отнести к чисто живописным техникам, так как основной ее составляющей является нанесение на стекло при помощи какого-либо прозрачного клея металлической фольги (чаще всего используется листовое золото, но встречаются работы с листовым серебром и даже цинковой фольгой) с последующей гравировкой по ней рисунка тонкой иглой. После удаления фольги с тех мест, где должно быть видно изображение, прямо на фольгу наносится какая-либо краска (чаще всего черная). Вследствие этих операций на лицевой стороне стекла можно увидеть черный (или какого-нибудь другого цвета) рисунок на золотом (серебряном и т.п.) фоне.

    Самые ранние произведения, близкие по технике исполнения к «Эгломизе», датируются III веком до нашей эры, когда такого термина еще не существовало. Это — стеклянные сосуды, состоящие из двух частей, внешней и внутренней, между которыми заключен рисунок, выгравированный из листового золота. Древнего названия этой техники не сохранилось. В настоящее время исследователями используется целый ряд терминов. Наиболее часто употребляемый — «gold sandwich glass» (англ.), который можно перевести как: «золото между двумя стеклами». Итальянский синоним названия техники — «Fondi d’oro», который, как правило, наравне с «gold sandwich glass» используется для обозначения изделий времен Древнего Рима (III — IV веков н. э.). Среди специалистов Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург) для описания сосудов с двойными стеклянными стенками, между которыми заключен рисунок, выгравированный по золотой фольге, используется термин «межстеклянное золочение». В специальной литературе на немецком языке чаще всего встречается наименование «Zwischengoldglas» (также можно перевести как «золото между двумя стеклами»), которое используется для обозначения австрийской и немецкой моды конца XVIII — начала XIX веков украшать сосуды черными силуэтными портретами на золотом фоне.

    Мы используем термин «Эгломизе», как название техники витражной живописи с оборотной стороны стекла («под стеклом») конца XVIII — начала XIX столетий, основным приемом которой является гравировка по металлической фольге (золотой, серебряной и т.д.).

    Техника «Эгломизе» в это время использовалась в основном для создания миниатюр. В подавляющем большинстве это портретные силуэтные миниатюры, оформлявшиеся в качестве медальонов и служившие как вставки в табакерки или различного рода коробочки. С появлением в XVIII веке моды на мебель в «стиле Жакоб», «Эгломизе» стало использоваться как альтернатива присущим этому стилю мебели украшениям в виде рельефных бронзовых или латунных накладок.
    В современном витражном искусстве термин «Эгломизе» либо «стекло Эгломизе» это такой вид узора на стекле, чаще зеркале, получаемый гравировкой с обратной стороны по серебряной амальгаме геометрического узора или растительного орнамента с последующей позолотой, серебрением или чернением гравированных мест.

    В настоящее время «Эгломизе», одна из красивейших техник декорирования стекла, редкий гость в витражных мастерских. Тем не менее, изготовление «Эгломизе» вполне возможно, в том числе и имитационное — гравировкой непосредственно стекла.

    ГДЕ УВИДЕТЬ

    Самой большой из исторических коллекций, несомненно, является коллекция «Эгломизе» ИЗО ГИМ (173 предмета, в основном — украшения в виде медальонов, перстней, табакерок, мебели и тому подобного), являющаяся первой по численности. Более скромными являются коллекции Государственного Эрмитажа, Государственной Третьяковской галереи, Государственного Русского музея, Московского дворца-музея «Останкино», ГИКМЗ «Московский Кремль».

    ГАЛЕРЕЯ СТЕКЛА «ЭГЛОМИЗЕ»

    Друзья! Приглашаем вас на специальный закрытый мастер-класс «Имитация черного гранита и эгломизе» на.

    Друзья! Приглашаем вас на специальный закрытый мастер-класс «Имитация черного гранита и эгломизе» нашего любимого спикера Анны Стойчевой, который пройдет с 1 по 2 апреля в 19:00!

    Стать обладателем сразу 2-х частей закрытого выступления Анны со скидкой 50% можно здесь: http://foreven.ru/form?product_ >
    Анна ждет вас к себе в гости, где мы все вместе будем учиться имитации черного гранита и эгломизе, узнаем новые способы старения стекла и создадим удивительные массивные и старинные часы!

    Что такое эгломизе?
    Эта старинная техника изображения под стеклом стала новинкой у антикваров XVIII века. В работах распространилось использование вставок из стекла. Сначала стекло, чаще цветное, расписывалось, а затем под него подводилась зеркальная амальгама. Техника эта получила название «эгломизе» по имени ее изобретателя, французского художника Гломи.

    Черный гранит — это один из благороднейших камней в природе. Наверняка Вы встречали по жизни множество статуэток, часов, ваз, которые выглядят потрясающе из черного гранита.

    Первая часть 1 апреля в 19:00 основной акцент будет на граните:

    1. Создадим несколько основ под камень и научимся прорисовывать жилки.
    2. Рассмотрим материалы, которые передают мерцание гранита, а также узнаем, чем их можно заменить.
    3. Узнаем секрет создания фона под будущий камень.
    4. Откроем секрет идеальной лакировки поверхности под камень: как его выгладить до блеска и максимального совершенства.

    Вторая часть 2 апреля в 19:00:

    1. Научимся самостоятельно делать трафарет под эгломизе и расскажем как его использовать.
    2. Научимся состаривать декоративные элементы;
    3. Прорисовываем узоры в имитации эгломизе и делаем эффект состаренного стекла.
    4. Создаем пыльцу по внутренней и внешней стороне стекла, и достигаем интереснейший эффект состаренности.
    5. Собираем наш предмет в одно целое .

    Стать обладателем 1 части закрытого выступления Анны с хорошей скидкой можно здесь: http://foreven.ru/form?product_ >
    Стать обладателем 2 части закрытого выступления Анны с хорошей скидкой можно здесь: http://foreven.ru/form?product_ >
    #декупажсекретымастеров #секретымастеров

    Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Декупаж. Секреты мастеров

    Эгломизе(Verre églomisé, eglomise)

    ЭГЛОМИЗЕ́ — техника декора, изображение с обратной стороны стекла. Чаще всего эгломизе украшались рамы картин и зеркал, детали мебели.

    Есть живопись «на стекле» (с лицевой стороны ) и «под стеклом» с оборотной стороны стекла. Эти две категории различаются принципиально разным подходом и сложностью.

    Если при живописи «на стекле» краски наносятся классическим способом, также как и на другие основы, то при живописи «под стеклом» сначала выполняются все детали, а только затем — фон. Пишут от переднего плана к заднему, сначала блики и ярчайшие света и глубокие тени, потом средние тона.
    Это очень сложно для художника.

    Crucifixion
    Umbria (probably, made)
    1370-1380

    Термин «эгломизе» — первоначально «гломизе» появился в лексиконе французских антикваров второй половины XVIII века: он явился производным от имени парижского рисовальщика и изготовителя рам Жана Батиста Гломи (Jan Baptiste Glomi). Считалось, что он первым использовал особую технику живописи на стекле, с применением золотой и серебряной фольги для обрамления графических листов стеклянными рамами.

    Термин получил широкое распространение в XIX веке и применялся к таким образцам живописи «под стеклом», которые были гораздо старше, чем Ж.Б. Гломи.

    Самые ранние произведения, близкие по технике исполнения к эгломизе, датируются III веком до нашей эры, когда такого термина еще не существовало. Это — стеклянные сосуды, состоящие из двух частей, внешней и внутренней, между которыми заключен рисунок, выгравированный из листового золота. Древнего названия этой техники не сохранилось.

    Техника эгломизе относится к разряду «холодной» живописи «под стеклом».
    Но, строго говоря, ее нельзя отнести к чисто живописным техникам, так как основной ее составляющей является нанесение на стекло при помощи какого-либо прозрачного клея металлической фольги (чаще всего используется листовое золото, но встречаются работы с листовым серебром и даже цинковой фольгой) с последующей гравировкой по ней рисунка тонкой иглой. После удаления фольги с тех мест, где должно быть видно изображение, прямо на фольгу наносится какая-либо краска. Вследствие этих операций на лицевой стороне стекла можно
    увидеть черный (или какого-нибудь другого цвета) рисунок на золотом (серебряном и т.п.) фоне.

    LORENZO Monaco
    Virgin and Child Enthroned with Sts John the Baptist and John the Evangelist
    1390s
    Gold foil and oil paint on glass, 17 x 18 cm
    Musée du Louvre, Paris

    В средние века эгломизе использовали в декоре церковной утвари и украшений:
    ——————————-

    Reliquary of Mary Magdelene, 14th or 15th Century Tuscany, Italy
    Courtesy of the Metropolitan Museum of Art

    The technique used here is known as ‘verre églomisé’, even though in this case rock crystal has been used instead of the more usual glass.
    —————————

    Техника эгломизе сначала
    использовалась, в основном, для создания миниатюр.
    В большинстве это портретные силуэтные миниатюры, оформлявшиеся в качестве медальонов и служившие как вставки в табакерки или различного рода коробочки, небольшие вещи.

    Солонка (Тюдоры)
    Unknown
    1592-1593
    This ‘salt’ is a large, ceremonial object which would have been placed in front of the head of the household or the guest of honour as a container for salt during a meal. Salts were among the most important pieces of metalwork in a Tudor or Stuart household.

    A SOUTH EUROPEAN GILTWOOD AND VERRE EGLOMISE PANEL
    MID-18TH CENTURY

    Были виртуозы этой техники, методом «наоборот» создавались настоящие картины:

    Painting on glass
    Verre églomisé; chased gilt bronze frame
    Unknown
    1660-75
    This brilliant jewel-like image depicts the conversion of Mary Magdalen
    ———————

    Eglomisé mit allegorischer Darstellung der Prüfung des Glaubens. Zürich, um 1610–1620. Hinterglasgemälde, 33,5 cm x 42,5 cm
    Schweizerisches Nationalmuseum, Zürich
    Date
    c. 1610-1620
    ————————

    Jan van der Heyden (1637–1712)
    View in the woods.
    Date
    between 1660(1660) and 1690(1690)
    Verre églomisé

    Зеркала
    Pair of Early 18th Century Venetian Verre Eglomise Mirrors
    Venice Italy
    Circa 1720
    Rare Pair of Venetian Reverse Painting on Glass Mirrors. Mythological scenes

    Apotheose der Helvetia, mit den 13 Wappen der alten Orte. Hinterglasgemälde (Eglomisé), 26 cm x 33.5 cm
    Schweizerisches Nationalmuseum, Zürich,
    1773

    Jonas Zeuner (1727–1814)
    1796
    Verre églomisé.

    Jonas Zeuner (1727–1814)
    Dutch stained-glass artist, painter and draughtsman
    Title
    Pupils lined up at the Zeerecht building in Amsterdam.
    Date 1796
    Verre églomisé.
    (Inventory)Rijksmuseum Amsterdam

    English 18thc Eglomise English Bird Hunting Painting

    «The Bury Hunt», lithograph, originally painted by C. Agar and engraved by F. Bromley. Eglomise matte.

    19th Century print Eglomise

    Églomisé —
    Ca. 1790,(18,5 x 11,8 cm)

    Snuffbox
    Blerzy, Joseph-Etien
    1789-1790
    Villar (panels, artist)

    This box has been painted with symbols of love — a girl holding a dove and on the base, flowers, a dove, a quiver of arrows and a harp. The background of the box is painted to resemble guilloché enamel.

    Постепенно эгломизе стали применять в декорировке больших вещей: стеклянных вставок в мебели и столешницах.

    Х.Мейер. Столик со столешницей, расписанной в технике эгломизе. 1770–1780-е годы. Государственный музей-заповедник «Павловск»

    Столик со стеклянной столешницей с изображением сцены поклонения волхвов , Конец 18 в.
    Россия. Эрмитаж.

    Бюро
    Россия, Санкт-Петербург. Мастерская Г. Гамбса (?).
    1800-е

    Дуб (основа), красное дерево, латунь, бронза, стекло, сафьян; фанеровка, эгломизе

    Rare Philadelphia Federal inlaid and églomisé secretary bookcase, circa 1800.
    —————————————

    Stunning Scarlet Chinoiserie Queen Anne Style Cabinet
    Continental
    19th C
    Unusual Stunning Queen Anne Style Chinoiserie decorated China Cabinet or display cabinet vitrine with eglomise rooster panels

    An elaborate neoclassical side table in giltwood, ormolu and eglomise with a marble top and a center eglomise panel with a child and a lion that the catalog noted may have been Russian realized $25,740.
    ————————-

    A George III Period Pedestal Base Side Table with Flip Top
    United Kingdom
    Circa 1820

    top with later inset verre eglomise decorated surface depicting Chinoiserie figures in an imaginary landscape.

    Table with ‘Etruscan’ Decor in Verre Eglomise
    Italy, late 18th — early19th century
    Moulded, carved and gilded wood; verre eglomese H. 90.5cm
    1930
    ————————-

    Venetian giltwood & verre eglomise silvered oval two tier cocktail table

    cream-painted and parcel-gilt, and Verre eglomise console
    FRANCE

    Прикроватные тумбочки
    Pair of Hollywood Regency night stands; gilt and mirrored surfaces with reverse painted floral designs.

    Eglomise and Lucite Cabinet
    A fabulous cabinet of gorgeous design, decorated in etched silver with ormulu detail, featuring lift-up top, mirrored interior with secret compartments, eight drawers and set-back cupboard.
    Italy C. 1920’s
    ———————

    An Eglomise Veneered Vanity/Desk by New Era Glass
    United States
    1930’s

    Serge Roche Eglomise Mirrored Cabinet
    France
    1940s

    Four panel eglomise screen
    United States
    1940’s

    A screen depicting Classical figures against a silver leaf ground with gold gilt details
    ———————

    Maison Jansen 2-Door Cabinet
    France
    1920s
    Fine French Louis XV style limed-oak cabinet, circa 1920s

    In Directoire style with Mahogany

    Pair of 19th Century Eglomise Venetian Mirrors
    Italy

    19th Century
    Eglomise Venetian Mirrors. Original Gilt and Gesso Frames

    Classical Giltwood Mirror with Eglomise Panel of Mt. Vernon
    American
    c.1820

    Federal Gilt Wood Mirror with Eglomise Tablet
    America
    Ca. 1815-1820

    Pair of English Edwardian Giltwood Mirrors
    England
    Circa 1910
    ————————

    American Federal Eglomise And Carved Mirrors
    American
    19th c
    —————————————

    Stunning Antique Italian Parcel Gilt Adams Mirror, with Eagle, urns, Lion Paw with inset of Roman scene on terracotta eglomise panel.
    —————————————- ———

    Verre Eglomise Wall Mirror
    France
    1940’s

    Hollywood Regency Mirror w/ Eglomise Design c. 1940’s

    Pair Jansen Eglomise Oval Sconces
    France
    late 19th century/early 20th century

    A pair of glass gilded lamps, Pitti décor, circa 1940.

    Glass gilded lamp, antique décor, circa 1940.
    ———————————

    Pair of Eglomise Chinoiserie Lamps
    circa 1950
    ——————————

    France
    1970s
    Two 1970s lamps in eglomised glass with gilt and silver tone, decorated with antique figures set in medallions.

    An Eglomise Lamp, 20th Century

    eglomise glass lamp with classical decoupage figure of Alexander the Great atop his black stallion Bucephalas, against tortoise-shell reverse painted background.
    1940

    =============================
    Verre églomisé, from the French term meaning glass gilded, is a process in which the back side of glass is gilded with gold or metal leaf.

    In one method, the metal is adhered using a gelatin adhesive, which results in a mirror-like, reflective finish in which designs are then engraved. The metal leaf may be applied using oil-based adhesives (goldsize varnish) to achieve a matte finish. The gilding may also be combined with reverse painting on glass.

    The technique dates back to the pre-Roman eras, but its name is derived from 18th century French decorator and art-dealer Jean-Baptise Glomy (1711–1786) who is responsible for its re-popularization.

    One of the key historical periods of the art was in Italy during the 13th to 16th centuries. Small panels of glass with designs formed by engraved gilding were applied to reliquaries and portable altars. The method used is described by Cennino Cennini. It has also been used throughout Europe since the 15th century, appearing in paintings, furniture, drinking glasses and similar vessels and jewelry. It is also often seen in the form of decorative panels of mirrors, clock faces, and in more recent history, as window signs and advertising mirrors.

    Имитация техники «Эгломизе». Часы «Тоскана»

    Информация о мастере

    Автор: Зоя Меркулова

    Платите как хотите!

    Описание

    Техника эгломизе относится к разряду «холодной» живописи «под стеклом». Мы с Вами возьмем обычную фанерную поверхность и будем создавать имитацию узора на стекле.

    Из мастер-класса Вы узнаете:

    • Лепка из DASa объемных элементов, создание растительных орнаментов.
    • Работа с трансферной поталью, создания позолоты.
    • Вживление картинки на сложный фон.
    • Чернение потали.

    Характеристики

    • Материалы
      • Заготовка – часы из фанеры.
      • Модельная масса фирмы Das – глина.
      • Шпатлевка по дереву фирмы VGT.
      • Тканевые салфетки (любого производителя, главное не бумажные).
      • Распечатки с цветами.
      • Одноразовые тарелки (любой инвертарь, который не жалко использовать для размешивания лако-красочных составов).
      • Шлифовальная губка №180 и бумага №320 по 2-3 листа.
      • Акриловый лак. Любой! Я использовала Sayerlack AF 7220, альтернатива ему Kiva Tikkurila №30.
      • Плоская синтетическая кисть-флейц (для лакировки).
      • Зубочистки.
      • Одноразовые перчатки.
      • Акриловая краска (любого производителя и тех цветов, которые будут сочетаться с вашим мотивом). Я использовала краски фирмы Ладога, Plaid, Maimeri.
      • Трансферная поталь и клей для потали.

    Материалы

    • Заготовка – часы из фанеры.
    • Модельная масса фирмы Das – глина.
    • Шпатлевка по дереву фирмы VGT.
    • Тканевые салфетки (любого производителя, главное не бумажные).
    • Распечатки с цветами.
    • Одноразовые тарелки (любой инвертарь, который не жалко использовать для размешивания лако-красочных составов).
    • Шлифовальная губка №180 и бумага №320 по 2-3 листа.
    • Акриловый лак. Любой! Я использовала Sayerlack AF 7220, альтернатива ему Kiva Tikkurila №30.
    • Плоская синтетическая кисть-флейц (для лакировки).
    • Зубочистки.
    • Одноразовые перчатки.
    • Акриловая краска (любого производителя и тех цветов, которые будут сочетаться с вашим мотивом). Я использовала краски фирмы Ладога, Plaid, Maimeri.
    • Трансферная поталь и клей для потали.

    Как купить

    Чтобы приобрести товар вам нужно:

    • Добавить заказ в корзину.
    • Провести оплату через удобную для Вас систему платежей.
    • После оплаты, на Вашу электронную почту придет письмо с информацией о получении товара.

    МАСТЕР КЛАСС ПО ЭГЛОМИЗЕ

    Термин «Эгломизе» — первоначально «гломизе» появился в лексиконе французских антикваров второй половины XVIII века: он явился производным от имени парижского рисовальщика и изготовителя рам Жана Батиста Гломи (Jan Baptiste Glomi, — 1786 год). Считалось, что он первым использовал особую технику живописи на стекле, с применением золотой и серебряной фольги для обрамления графических листов стеклянными рамами. Термин получил широкое распространение в XIX веке и применялся также и «по обратному принципу» — к образцам живописи «под стеклом», которые были гораздо старше, чем Жан Батист Гломи.

    К сожалению, подробности жизни самого Гломи (Glomy) нам мало известны. До нас дошли крайне скупые сведения о том, что он был рисовальщиком, гравером по меди. Известны его рисунки ландшафтов пером и акварелью и гравюры (Nagler G.K. Neues allgemeines Kunstler -Lexicon. Munchen. 1837. V. 5. S. 241). В одном из словарей можно прочесть, что он был парижским знатоком искусства, торговал антиквариатом, занимался рисованием и гравировкой. Подписывался инициалами: «J. В. G.». Известны его гравюры по оригиналам Ф.Буше и В.Пикара.

    Живопись под стеклом, как украшение рам для картин — «verre Eglomise», все таки ошибочно считается его изобретением (Allgemeines Lexikon der Bildenen Kunstler. Hg. von Ulrich Thime u. Felix Becker, ab bd.16 von Hans Vollmer. Leipzig. 1907— 1947. V. XIV. S. 264). Справедливости ради необходимо заметить, что на несколько веков раньше Жана Батиста Гломи эту технику исполнения мы можем видеть у древних римлян (которые сами якобы передрали ее у этрусков), но, как часто бывает, авторские права не принадлежат реальному изобретателю.

    В принципе, существуют две принципиально различные техники живописи на стекле: так называемая «теплая» или «обожженная» и, соответственно, «холодная». К первой принадлежит классическая средневековая витражная живопись. Ко второй относятся виды живописи, в которых стекло просто расписывают красителями, не подвергая его ни до, ни после этого термической обработке. «Холодную» живопись можно разделить на два основных типа, в зависимости от того на какую сторону стекла наносится красочный слой.

    Это живопись «на стекле» («с лицевой стороны стекла») и «под стеклом» («с оборотной стороны стекла» либо «за стеклом»). Эти две категории различаются принципиально разным подходом к наложению красителей. Если при живописи «на стекле» краски наносятся классическим способом, также как и на другие основы (холст, бумага и так далее), то при живописи «под стеклом» сначала выполняются все детали, а только затем — фон. Пишут от переднего плана к заднему, сначала ярчайшие света и глубокие тени, потом средние тона. Перекрывание локальных тонов завершает работу.

    Техника «Эгломизе» относится к разряду «холодной» живописи «под стеклом». Но, строго говоря, ее нельзя отнести к чисто живописным техникам, так как основной ее составляющей является нанесение на стекло при помощи какого-либо прозрачного клея металлической фольги (чаще всего используется листовое золото, но встречаются работы с листовым серебром и даже цинковой фольгой) с последующей гравировкой по ней рисунка тонкой иглой. После удаления фольги с тех мест, где должно быть видно изображение, прямо на фольгу наносится какая-либо краска (чаще всего черная). Вследствие этих операций на лицевой стороне стекла можно увидеть черный (или какого-нибудь другого цвета) рисунок на золотом (серебряном и т.п.) фоне.

    Самые ранние произведения, близкие по технике исполнения к «Эгломизе», датируются III веком до нашей эры, когда такого термина еще не существовало. Это — стеклянные сосуды, состоящие из двух частей, внешней и внутренней, между которыми заключен рисунок, выгравированный из листового золота. Древнего названия этой техники не сохранилось. В настоящее время исследователями используется целый ряд терминов. Наиболее часто употребляемый — «gold sandwich glass» (англ.), который можно перевести как: «золото между двумя стеклами». Итальянский синоним названия техники — «Fondi d’oro», который, как правило, наравне с «gold sandwich glass» используется для обозначения изделий времен Древнего Рима (III — IV веков н. э.). Среди специалистов Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург) для описания сосудов с двойными стеклянными стенками, между которыми заключен рисунок, выгравированный по золотой фольге, используется термин «межстеклянное золочение». В специальной литературе на немецком языке чаще всего встречается наименование «Zwischengoldglas» (также можно перевести как «золото между двумя стеклами»), которое используется для обозначения австрийской и немецкой моды конца XVIII — начала XIX веков украшать сосуды черными силуэтными портретами на золотом фоне.

    Мы используем термин «Эгломизе», как название техники витражной живописи с оборотной стороны стекла («под стеклом») конца XVIII — начала XIX столетий, основным приемом которой является гравировка по металлической фольге (золотой, серебряной и т.д.).

    Техника «Эгломизе» в это время использовалась в основном для создания миниатюр. В подавляющем большинстве это портретные силуэтные миниатюры, оформлявшиеся в качестве медальонов и служившие как вставки в табакерки или различного рода коробочки. С появлением в XVIII веке моды на мебель в «стиле Жакоб», «Эгломизе» стало использоваться как альтернатива присущим этому стилю мебели украшениям в виде рельефных бронзовых или латунных накладок.
    В современном витражном искусстве термин «Эгломизе» либо «стекло Эгломизе» это такой вид узора на стекле, чаще зеркале, получаемый гравировкой с обратной стороны по серебряной амальгаме геометрического узора или растительного орнамента с последующей позолотой, серебрением или чернением гравированных мест.

    В настоящее время «Эгломизе», одна из красивейших техник декорирования стекла, редкий гость в витражных мастерских. Тем не менее, изготовление «Эгломизе» вполне возможно, в том числе и имитационное — гравировкой непосредственно стекла.

    ГДЕ УВИДЕТЬ

    Самой большой из исторических коллекций, несомненно, является коллекция «Эгломизе» ИЗО ГИМ (173 предмета, в основном — украшения в виде медальонов, перстней, табакерок, мебели и тому подобного), являющаяся первой по численности. Более скромными являются коллекции Государственного Эрмитажа, Государственной Третьяковской галереи, Государственного Русского музея, Московского дворца-музея «Останкино», ГИКМЗ «Московский Кремль».

    ГАЛЕРЕЯ СТЕКЛА «ЭГЛОМИЗЕ»

    МАСТЕР КЛАСС ПО ЭГЛОМИЗЕ

    Издавна считается, что новое — это хорошо забытое старое. Эти слова в полной мере можно отнести к технике эгломизе, которую пришлось буквально заново открывать несколько раз в различные эпохи. Эгломизе — одна из наиболее интересных и наименее изученных у нас техник, употреблявшихся для украшения предметов из стекла и хрусталя, — имеет длительную и необычную историю. Истоки ее восходят к первым векам христианства: в римских катакомбах были обнаружены донца ритуальных сосудов, исполненные в этой технике. Золотой лист наклеивался на поверхность стеклянного сосуда, потом на листе вырезались острым инструментом по контурам рисунок и надписи на латинском языке. Остальное золото снимали, тем самым обнажая стеклянный фон, который часто подцвечивали синим либо черным лаком, что усиливало контраст с золочеными участками. Затем изображения на золоте прикрывали нагретой на огне стеклянной пластиной или порошком из стекла, которые молниеносно припаивались к чаше. При этом изображение получалось двустороннее, при условии если оба слоя стекла были прозрачными. В английских и американских научных статьях такой технический прием имеет несколько названий (включая и термин «эгломизе»): «gold glass» («золоченое стекло»), «gold in glass» («золото в стекле»). Последнее определение более правильно выражает его суть, так как золотая фольга оказывалась как бы «запеченной» между двумя слоями стекла * . Целиком такие сосуды почти не сохранились, зато донца с резными изображениями на золоте находятся во многих музеях мира. Особенно ценной коллекцией фрагментов с «gold in glass» располагает Museo Sacro при Ватиканской библиотеке ** .

    * ( Впервые термин «gold in glass» был употреблен в работе: Еisen G. The Characteristics of Eye-beads from Earliest Times to the Present. — A.J.A., Sec. ser., 1916, vol. 20, No 1, p. 1-27. Пользуясь случаем, автор статьи выражает благодарность Ю. Л. Щаповой и А. Н. Овчинникову за указание некоторых исследований, касающихся данной техники, и за советы в работе над этой темой.)

    ** ( Matt Leonard von. Art Treasures of the Vatican Library. New-York, Harry N. Abrams, p. 47-48, pi. 30-51.)

    Наиболее часто воспроизводимыми сюжетами в золоченом стекле были воскрешение Лазаря, жертвоприношение Авраама, апостолы Петр и Павел, а также, по всей видимости, погребальные портреты, реалистично выполненные тонкой и невероятно сложной гравировкой по золоту.

    К вершинам техники эгломизе раннехристианского периода бесспорно можно отнести небольшую пластину из Museo Civico di Torino с погрудным изображением женщины * . Считается, что это портрет Марции Отацилии Севера из римской императорской фамилии. Портрет этот настолько живописен, что производит впечатление не гравированного, а написанного тончайшими черными штрихами по золотому силуэту на синем, переходящем в голубой, фоне ** .

    ** ( В Государственном Эрмитаже находятся донца сосудов IV века с изображениями апостола Петра, жертвоприношения Авраама и еще несколько фрагментов. В кн.: Банк А. В. Византийское искусство в собраниях СССР. Л. — М., 1960, с. 281, ил. 25, 26.)

    К VIII веку относится первое из сохранившихся описаний техники эгломизе в манускрипте Ираклия об искусствах и красках римлян. В главе пятой «О сосудах, украшенных золотом» Ираклий пишет об открытии им этой техники: «Римляне выделывали из стекла сосуды и старательно разукрашивали их золотом. Такие сосуды в Риме очень высоко ценились. Я приложил много старания и труда, напрягая день и ночь свой разум, чтобы достигнуть искусства римлян и получить прекрасные блестящие сосуды. Наконец я достиг этого искусства и теперь я его открою тебе. Я догадался осторожно вкладывать тонко разбитые золотые листки между двойным стеклом. Когда я эти произведения внимательно рассматривал, то в это время больше и больше задумывался, пока не нашел несколько сосудов, сделанных из блестящего светлого стекла, и покрыл их поверхность смолой, называемой «гумми» [аравийская камедь], нанося тонкий ее слой кистью. После этого накладывал золотые листочки и, как только они высыхали, я по своему усмотрению выгравировывал на них изображения птиц, людей, а также львов. Когда я закончил гравирование, я осторожно покрывал золото тонким стеклом, расплавляя его у огня; как только стекло начинало равномерно нагреваться, оно прекрасно обволакивало поверхность сосуда, покрытую золотом, и плотно к ней прилегало» * .

    * ( Манускрипт Ираклия об искусствах и красках римлян VIII-IX вв. (Heraclius. «Do coloribus et romanorum»). — ВЦНИЛКР. Сообщения, вып. 4. M., 1961, с. 28.)

    От периода с V до XIV столетия вещей в технике эгломизе не сохранилось. В этот период наиболее распространенной становится техника росписи золотом или цветными эмалями. В трактате Теофила XII века «Записки о различных искусствах» в главе «Стеклянные сосуды, которые греки украшали золотом и серебром» есть описание похожей техники, но для ее применения употреблялось не листовое, а твореное, то есть размельченное золото, смешанное с водой, следовательно, это была роспись золотом, а не резьба по нему * .

    * ( Паладян Джан. Новые материалы по истории византийского стеклоделия. — Византийский временник, т. 27. М., 1967, с. 248.)

    Диптих с изображениями св. Георгия и богоматери XIV в.

    Только в конце XIV века вновь встречается упоминание о технике эгломизе в трактате Ченнино Ченнини. В главе CLXXII Ченнини так советует применять ее на изделиях: «[стекло]. вымыть со щелоком и углем, и вымыть еще водой, затем свежий белок взбить и оставить на ночь. Беличьей кистью мягкой макай в белок и смочи им стекло. С оборота равномерно наложи на него золото и протри его легко сквозь бумагу, чтобы клей не выступил через золото. Оставь сохнуть без солнца на несколько дней. Сядь возле окна, положи стекло на черную ткань и острой иглой наноси рисунок» * .

    * ( Ченнини Ченнино. Книга об искусстве, или Трактат о живописи. М., 1933, гл. CLXXII.)

    Пластика. ‘Голгофа’. XVI в.

    Медальон в филенке. Зеркало из дома-музея. П. Корина. Конец XVIII в.

    ‘Пастушки’. Центральная часть медальона в филенке. Зеркало из дома-музея. П. Корина. Конец XVIII в.

    ‘Воин’. Фрагмент боковой тяги. Зеркало из дома-музея П. Корина. Конец XVIII в.

    Панагия. ‘Богоматерь Знамение’. XVI в.

    Со второй половины XIV века, заново возрождаясь в Италии, эта техника снова, как и в позднеримский период, получает широкое признание. Известный итальянский исследователь начала XX века Пьетро Тоэска писал в статье, посвященной стеклу эпохи Возрождения, что в XIV столетии в Северной Италии было развито производство стекол с гравировкой по золоту, которым он дает особое определение «i vetri a оrо con graffiti» * . Тоэска пытается выделить отдельные школы эгломизе в Италии по наиболее характерным стилистическим признакам и подробно рассматривает группу североитальянских произведений. Среди этой группы особо выделяется стеклянный диптих из Туринского собрания с поясными изображениями богоматери и св. Георгия ** , сделанный венецианским мастером под очевидным влиянием византийского искусства *** . Постепенно техника гравировки по золоту стала дополняться иными техниками: мастера стали подкрашивать не только фон, но и расцвечивать фигуры.

    * ( Тоеsсa Pietro. Vetri italiani a oro con graffiti del XIV e XV secolo. — L’Arte. Roma, 1908, p. 247-261.)

    ** ( Размер диптиха — 22,5×38. Размер каждой из пластин — 16×13,5.)

    *** ( Для Византии техника эгломизе не была характерна. Византийские мастера обычно помещали под стекло или хрусталь живописные миниатюры.)

    Основным центром производства вещей в эгломизе становится Венеция, которая во второй половине XV — начале XVI века переживает блестящий расцвет стеклоделия. В XV-XVI столетиях в Венеции, Эмилии, Тоскане и Ломбардии эгломизе используется для украшения католических панагий с изображением Христа и девы Марии; применялась она также в диптихах и стеклянных пластинах в основном с евангельскими сюжетами * . Именно в эпоху Возрождения и только в Италии на стекле по золоту исполнялись портреты и композиции символико-религиозного характера, по своим смысловым и художественным достоинствам близкие к живописным произведениям. Сохранившиеся высокохудожественные предметы этого периода в современной итальянской литературе носят условное название «ломбардских стекол» ** . Редчайшей их коллекцией обладает Museo Civico в Турине. К группе «ломбардских стекол» принадлежит замечательное произведение итальянского мастера — стеклянная пластина с многофигурной композицией на золоте «Голгофа» (1510-1520) *** . Она дает прекрасное представление о виртуозности владения техникой эгломизе итальянскими мастерами, дополнявшими ее росписью по стеклу.

    * ( П. Тоэска писал в своей статье (1908) о том, что в графском замке в Павии находилась полукруглая комната, напоминавшая нишу, которая вся была оформлена огромными стеклянными панно. В 1464 году флорентийские послы в Павии любовались этими чудесными картинами, которые, как им казалось, были сделаны из серебра, золота и эмалей и «были разноцветны, как витражи в церквах». Далее Тоэска отмечает, что это были, несомненно, гравированные на золоте стекла с цветными фонами и что никогда более золоченые стекла не достигали большей выразительности, чем в эпоху кватроченто. К сожалению, от этой комнаты не осталось даже фрагмента.)

    ** ( Pettenati Silvana. I vetri dorati e graffiti e i vetri dipinti. Torino, Museo Civico, 1978; Idem. «Verres souffles» du XV au XIX s. Verres eglomises. Vitraux. Torino, Museo Civico L’Arte Antica Palazzo Madama. — Bulletin de l’association internationale pour l’histoire du verre, N9, 1981-1983. Liege, 1984.)

    *** ( Размер стеклянной пластины — 12×9 см.)

    В Древней Руси итальянские вещи с применением эгломизе стали известны, видимо, в начале XV века. Об этом может свидетельствовать ковчег-мощевик из музеев Московского Кремля. Центральная трапециевидная хрустальная вставка с остатками золоченого изображения жен-мироносиц у гроба господня может быть отнесена к великолепной работе итальянских мастеров конца XIV века. Оправа для нее была исполнена русскими мастерами в начале XV века. С появлением подобного предмета в Москве в первой половине XV столетия еще не было связано окончательное проникновение незнакомой техники на Русь. Постепенное освоение ее русскими мастерами начинается, очевидно, только в последней четверти XV века. Это было обусловлено широким притоком на Русь в царствование Ивана III итальянских мастеров, в основном выходцев из Северной Италии (Милана, Венеции и др.). В это время итальянские архитекторы и декораторы активно участвуют в постройке соборов Московского Кремля. Наряду с архитекторами и живописцами на Русь были приглашены итальянские ремесленники и ювелиры. Амброджо Контарини, итальянский путешественник, отмечал в своем сочинении, что в Москве жил мастер Трифон, ювелир из Катаро (венецианской колонии), который изготовлял много сосудов и других изделий для великого князя * . А послы Ивана III Дмитрий и Мануил Ралевы «приведоша с собою к великому князю» из Венеции «мастеров фряз, стенных и палатных и пушечных, и серебреных» ** . Выше было сказано, что Венеция в XV столетии становится ведущим центром по изготовлению вещей в технике эгломизе. По всей видимости, именно венецианские мастера занесли на Русь секрет изготовления подобных предметов. В Древней Руси эгломизе применяли только для украшения нагрудных икон-панагий, тогда как на Западе этим приемом пользовались и для декорирования вещей светского обихода (кубки, стопы и т. п.). Если в Италии стеклянные Пластины с многофигурными композициями на золоте могли существовать без обрамлений из-за своего достаточно крупного размера, то мелкие вставки наперсных икон русской работы гармонично оформлялись скаными золочеными или эмалевыми оправами, позволяющими с большей точностью датировать их и соотносить с определенными центрами производства. Можно с уверенностью утверждать, что хрустальными вставками со столь редкой техникой на Руси дорожили не меньше, чем византийскими камеями и литиками, вмонтированными в аналогичные оправы.

    * ( Контарини Амброджо. Путешествие в Персию. — В кн.: Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV веке. Л., 1971, с. 227.)

    ** ( Скржинекая Е. Ч. Кто были Ралевы, послы Ивана III в Италию (к истории итало-русских связей в XV в.). — В кн.: Проблемы истории международных отношений. Л., 1972, с. 289.)

    В многочисленных описях русских церквей и монастырей XVI-XVII веков часто упоминаются панагии под хрусталями, но ни в одной из них не встречено наименования интересующей нас техники. Видимо, составители описей не знали, каким способом исполнены изображения под хрусталями, либо для них образы святых представлялись более существенными, чем техника их исполнения * .

    * ( Впервые у нас эта техника с определенным названием была упомянута П. А. Флоренским в «Описи панагии Троице-Сергиевой лавры XII-XIX вв.» (Сергиев Посад, 1923, с. 147-157). В описи встречаются панагии под хрустальными линзами, на оборотной плоской стороне которых «наложен листок золота, по которому проскребным делом, гравировкою по контурам с удалением света» исполнены изображения. Термин «проскребное дело» употребила и Т. В. Николаева в книге «Произведения мелкой пластики XIII-XVII веков в собрании Загорского музея. Каталог» (Загорск, 1960, с. 191-197).)

    Русские произведения с эгломизе легко отличаются от западноевропейских как выбором сюжетов, так и более схематичной трактовкой образов. Почти все вещи однофигурны. При всей обобщенности образа мастера не оставляли без внимания конкретные иконографические детали, характерные для того или иного святого (например, мученицы Варвара и Екатерина изображены в венцах, архангел Михаил с мечом и ножнами, все мученики с крестами в руках). Несмотря на упрощенность трактовки, можно различить работу нескольких мастеров в технике эгломизе. Большую группу вещей представляют иконки с довольно примитивным схематичным рисунком, с непропорциональными лицами, резко преувеличенными чертами, с маленькими ручками, скошенными плечами и т. п. Другой тип изображений более «рафинирован». Рисунок, исполненный тонкими линиями, напоминает дивную резьбу на серебряных тарелях и чашах работы русских мастеров XV-XVI веков. Лики и фигуры, измельченные, как в миниатюре, выполнены в иконописной манере. Эти два типа изображений указывают на разные мастерские по изготовлению вставок для панагий в технике эгломизе, которые находились в Москве и Новгороде.

    Не вызывает сомнения тот факт, что хрустальные или стеклянные вставки с эгломизе делались одним ювелиром, а оправы для них исполнялись чаще всего другим мастером, так как узкая специализация в области золотого и серебряного дела на Руси в XVI веке достигла высокого уровня. Вставки горного хрусталя поступали на Русь в готовом виде из Западной Европы и золотились в местных центрах * . После этого кабошоны с наложенным золотом поступали к другим мастерам, которые резали рисунок. Они могли быть серебряниками, специализирующимися на гравировке посуды, или знаменщиками, которые наносили на золото рисунок ** . Мастера должны были учитывать, что изображения резались с оборотной стороны хрусталя, поэтому и получались слева направо, как бы «с изнанки». Фон выбирался и замазывался клейким веществом (вероятно, смолой), смешанным с красочным пигментом. Черный фон был более характерен для московских изделий, синий — для новгородских. Потом хрустали с нанесенными по золоту рисунками передавались мастерам-сканщикам и эмальерам, которые вставляли их в богато орнаментированные оправы.

    * ( Аксентон Ю. Д. Дорогие камни в культуре Древней Руси (по памятникам прикладного искусства и литературы XI-XV вв.). Автореферат кандидатской диссертации. М., 1974, с. 15. В Новгороде работали узкие специалисты золотого дела (Пронштейн А. П. Великий Новгород в XVI веке. Харьков, 1957, с. 69, 239).)

    ** ( Допустим и другой вариант, при котором могло существовать всего несколько ювелиров, владевших секретом техники эгломизе (среди них, несомненно, были итальянские мастера).)

    Техника эгломизе была дорогостоящей и трудоемкой, а предметы, исполненные этим способом, — хрупкими и непрочными * . Мастеров, обладавших секретом эгломизе, видимо, было немного, а спрос на образки в этой технике был велик (нагрудные иконы носились как людьми духовного сана, так и светскими), поэтому вскоре ей на смену пришли миниатюры на золотом фоне, также помещаемые под хрустали. Эти и другие причины могут послужить объяснением недолгого существования техники эгломизе на Руси: на протяжении чуть более одного столетия (последняя четверть XV — конец XVI века). Расцвет ее приходится на XVI век и охватывает ведущие центры золотого и серебряного дела Древней Руси — Москву и Новгород.

    * ( Об этом могут свидетельствовать сохранившиеся вещи, внутри которых золотые изображения бывают растресканными, а иногда просто разорванными пополам.)

    Можно проследить и дальнейшую историю существования техники эгломизе на Западе. Начиная с XVI века она из Италии распространяется в другие страны. В частности, несколько произведений начала XVII столетия сохранилось в Польше. Польские ученые считают, что техникой эгломизе владели силезские мастера. Наибольший интерес представляет переносной алтарик из костела в Бече, исполненный в живой, свободной манере, схожей с блестящими работами итальянских мастеров * .

    * ( Polskie szklo do polowy 19 wieku. Wroclaw. Warszawa. Krakow. Gdansk. 1974, с 81, rys. 25-26.)

    Когда же возник термин эгломизе и с какого времени его начали применять? В XVIII веке способ нанесения золота на стекло путем холодной обработки и дальнейшей гравировки по нему получил в Европе название «гломизе», а впоследствии «эгломизе» * . Автором этого термина был французский художник-любитель и реставратор второй половины XVIII века Эмиль Гломи, которому не совсем по праву в западной литературе приписывается создание этой техники ** . Тем не менее начиная со второй половины XVIII столетия термин «эгломизе» получил наибольшее признание у специалистов и стал широко использоваться в научной литературе, хотя его применение ко всем произведениям, выполненным в этой технике до XVIII века, конечно, условно.

    * ( В большой французской энциклопедии под словом «eglomise» понимается украшение предмета при помощи внутренней позолоты с дальнейшей по ней гравировкой. — Grand Larousse encyclopedique. Paris, 1961, vol. 4, p. 390.)

    ** ( Сведения об Эмиле Гломи см.: La Grande encyclopedic Paris, fin du XIX s., p. 1085.)

    Гломи был продавцом картин и одновременно багетчиком — оправлял гравюры и рисунки в стеклянные рамы с применением золотого амальгамирования и гравировки по нему. Помимо уже известного, он изобрел иной способ декорирования стекла путем перевода на него куншта, то есть гравюры на белой бумаге, которая с оборотной стороны накладывалась на разогретое стекло. Намоченная бумага аккуратно удалялась, и на стекле оставались лишь черные штриховые контуры рисунка, четкого и несколько сухого. Затем куншт расцвечивался либо — чаще всего — покрывался золотом, что придавало ему большую плоскостность и графичность * . Такой декоративный прием сразу же вошел в моду и распространился по всей Европе в связи с особым увлечением искусством силуэта. Ювелиры стали применять «verre eglomise» в качестве вставок с силуэтными изображениями в мелкие вещицы — перстни, серьги, медальоны, табакерки.

    * ( К концу XVIII века этот способ стал известен в России. В книге А. Г. Решетникова «Любопытный художник и ремесленник» (М., 1791) есть отдельная глава «О наклеивании кунштов или как переводить их на стеклы» (с. 100-105), где подробно рассмотрены несколько способов перевода «не иллюминованного» печатного листа на стекло, а также техника наложения золота на стекла. Решетников замечает: «Если кто имеет способность, чтоб к предметам, изображенным на кунште, порядочно подобрать и расположить колера красок, то никак того узнать не можно будет, чтоб писано красками по куншту, а будет казаться так, как бы прямо по стеклу оными намалевано». Следовательно, ювелирная техника эгломизе легко сочеталась с живописью, что было особенно модно в конце XVIII — первой трети XIX века.)

    Очень редко эгломизе использовалась для украшения крупных изделий, фрагменты с ней иногда вкомпоновывались в образцы английской и французской мебели конца XVIII — первой половины XIX века. И только в русской мебели того же времени встречаются не только отдельные вставки, но и целые столешницы, надзеркальники и прочие вещи, в украшении которых применяли эгломизе в обоих вариантах (куншт и гравировка) * .

    * ( Подобные предметы находятся в Историческом музее в Москве, в Эрмитаже, в музее-усадьбе Останкино, во дворцах-музеях Пушкина и Павловска.)

    Так в Россию вновь проникает эта редкая техника, но уже в новом качестве, предназначенная для декорировки светских вещей — столов, бюро, шкафов, зеркал и т. п. Большинство из них оформлены в стиле классицизм, отличаются строгостью и простотой.

    В Москве, в доме-музее П. Д. Корина находится напольное зеркало красного дерева русской работы 1790-1800 годов. Его вытянутая по вертикали прямоугольная форма, простота и ясность пропорций позволяют отнести его к мебели типа «Жакоб». Рама и верхняя часть зеркала оформлены пасторальными сценами и аллегорическими сюжетами в технике эгломизе. Верх зеркала выполнен в виде фронтона, в центре которого помещен крупный медальон из стекла восьмиугольной формы. Он разделен на три части: две из них симметрично украшены одинаковыми композициями с Амуром и Психеей на облаке, в центре изображены две пастушки, у одной из которых в руках лютня. В боковые деревянные тяги также вставлены стеклянные пластины с зеркально повторяющимися сюжетами. На них чередуются изображения в восьмигранных медальонах сивилл и воинов, а также амуров и различных эмблем на серо-голубом и черном фоне, процарапанные по золотой амальгаме * . Композиции на стекле, вставленном в филенку зеркала, исполнены тончайшей гравировкой, тогда как фигурки и атрибуты на раме вырезаны достаточно грубо и неумело. Видимо, отдельные части были сделаны мастерами разного класса и уровня.

    * ( Рама зеркала неоднократно реставрировалась, и фон стекол поновлялся.)

    Надо заметить, что многие вещи с эгломизе русской работы имеют синий фон. Это безусловно не случайно. В этом можно усмотреть влияние новшеств в мебели, характерных для эпохи классицизма. В частности, к концу XVIII века в моду входят инкрустированные в деревянную поверхность севрские фарфоровые пластинки с орнаментом из букетов, а также веджвудовские плакетки с белыми фигурами на синем или голубом фоне. Подражание им ясно прослеживается в технике эгломизе. По свидетельству Ф. Ф. Вигеля, уже в середине XVIII века надзеркальники начали украшать «картинками», а «зеркала стали обделывать в красное дерево с медными бляхами и вместо картинок вставлять над ними овальные стекла, с подложенным под ними куском синей бумаги Эта мода вошла к нам в конце 1800 года » * . Слова эти могут являться подтверждением датировки описываемого нами зеркала рубежом XVIII-XIX веков.

    * ( Записки Ф. Ф. Вигеля. М., 1892, ч. 2, с. 38-40.)

    Заканчивая краткий обзор истории техники эгломизе на Западе и в России, приведем последние слова статьи П. Тоэски: «Техника богатая, тонкая и широко распространенная, которой так восхищался Ченнино Ченнини, уходит в небытие» * . Но все же хотелось бы верить, что такая изящная и блестящая техника ювелирного искусства, как эгломизе, еще найдет своих любителей и мастеров, которые вновь обратятся к ней.

    Друзья! Приглашаем вас на специальный закрытый мастер-класс «Имитация черного гранита и эгломизе» на.

    Друзья! Приглашаем вас на специальный закрытый мастер-класс «Имитация черного гранита и эгломизе» нашего любимого спикера Анны Стойчевой, который пройдет с 1 по 2 апреля в 19:00!

    Стать обладателем сразу 2-х частей закрытого выступления Анны со скидкой 50% можно здесь: http://foreven.ru/form?product_ >
    Анна ждет вас к себе в гости, где мы все вместе будем учиться имитации черного гранита и эгломизе, узнаем новые способы старения стекла и создадим удивительные массивные и старинные часы!

    Что такое эгломизе?
    Эта старинная техника изображения под стеклом стала новинкой у антикваров XVIII века. В работах распространилось использование вставок из стекла. Сначала стекло, чаще цветное, расписывалось, а затем под него подводилась зеркальная амальгама. Техника эта получила название «эгломизе» по имени ее изобретателя, французского художника Гломи.

    Черный гранит — это один из благороднейших камней в природе. Наверняка Вы встречали по жизни множество статуэток, часов, ваз, которые выглядят потрясающе из черного гранита.

    Первая часть 1 апреля в 19:00 основной акцент будет на граните:

    1. Создадим несколько основ под камень и научимся прорисовывать жилки.
    2. Рассмотрим материалы, которые передают мерцание гранита, а также узнаем, чем их можно заменить.
    3. Узнаем секрет создания фона под будущий камень.
    4. Откроем секрет идеальной лакировки поверхности под камень: как его выгладить до блеска и максимального совершенства.

    Вторая часть 2 апреля в 19:00:

    1. Научимся самостоятельно делать трафарет под эгломизе и расскажем как его использовать.
    2. Научимся состаривать декоративные элементы;
    3. Прорисовываем узоры в имитации эгломизе и делаем эффект состаренного стекла.
    4. Создаем пыльцу по внутренней и внешней стороне стекла, и достигаем интереснейший эффект состаренности.
    5. Собираем наш предмет в одно целое .

    Стать обладателем 1 части закрытого выступления Анны с хорошей скидкой можно здесь: http://foreven.ru/form?product_ >
    Стать обладателем 2 части закрытого выступления Анны с хорошей скидкой можно здесь: http://foreven.ru/form?product_ >
    #декупажсекретымастеров #секретымастеров

    Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Декупаж. Секреты мастеров

    Добавить комментарий